Дневник

07.01.2015

Остров Меланхолия

Сверху этот город похож на ржавые крылья... на коллекцию ржавых крыльев... на полное собрание сочинений о ржавых крыльях — да, пожалуй, так.

В последний раз это происходило во вторник, где-то возле самой границы зимы, на исходе скоропостижно кончающегося ноябрьского дня. Я падал, настойчиво приближался к миру, где прошлое называют сегодняшним днём, где проблески настоящего настоящего прозревают лишь редкие гении на острие стремления видеть и знать. Я проникал сквозь жестяные поверхности, сквозь особенный озноб первого снега, прорывался через непроглядное облако потрёпанных временем лоскутов мысли, пыльное облако безумных идей, скопившихся над изломанной линией карнизов, колыхающееся в циклоне жажды и осыпающееся в самое себя воронкой myrmeleontidae. Силой запредельного электричества меня несло туда, где мне снова придётся опасть, где мне светит долго обманываться иллюзией своего существования, спасаться иллюзией своего несуществования, и только потом... может быть. Дайте только срок, немного очнувшись и вобрав в себя достаточное для вздоха количество звёздной пыли, я сделаю это.

Чем ближе к северу, тем контрастнее разница дней и ночей, и хорошо бы мне уметь рассказать, что становится с каждым заходом короче и тщательней обморок бытия, да только как, кому и зачем я буду об этом рассказывать? Вам, мой случайный неслучайный читатель, самому озадачено ознакомиться с подробностями спириллоплетения в самогонном аппарате Вселенной, ознакомиться всеми своими местами, потому я совершенно свободен от необходимости что-либо разъяснять будучи лишён возможности сделать это; а Вам, мой дорогой непреходящий Гость, Вам всё известно и без моих подробностей. Реально мне достаётся только специфический процесс говорения особым образом структурированных слов, процесс внешне похожий на механическое и безжизненное движение.

Как бы там ни было, но обстоятельства нашей с вами неслучайной встречи вынуждают меня хотя бы попытаться пояснить нечто для пояснений недоступное, вынуждают совершить парадоксальную в своей обречённости на неуспех попытку облечь простоту внутренних арканов в адекватную им сложность внешних слов, что почти невозможно. Я не говорю «невозможно полностью», абсолютные категории вне моих полномочий, но как пояснить, например, что в нашем повествовании слово «я» не пытается, не должно и не может нести в себе буквального смысла? Или как изложить в однозначной последовательности слов, что таковой смысл вообще никогда не существовал и никогда существовать не сможет? Слово «я», как и целый ряд производных от него слов (если не сказать, что все слова вообще), мною применяется вынужденно, как поддерживающий связность текущего регистра речи элемент, как ключевой камень в пространстве современного восприятия читателя. Увы, таковы реалии дня, таковы нынешние архаичные технологии в архитектуре мысли. Я был бы и рад приблизить прозрачность повествования к необходимой чистоте образов, но прозрачность такой степени станет равна невидимости, к тому же — и это куда более определённо — мне попросту недоступен уровень творчества подобной чистоты. Будем надеяться, что сам факт попытки пояснения доставит хоть что-то. Центр тяжести даже самого головоломного пути исполнен неподвижного молчания, и будь я правдив до конца — мне не удалось бы извлечь из себя ни звука, ни запятой. Потому, от всей души, честно и искренне заявляю: буду врать, буду точно и бдительно следовать нерушимому принципу сказывания сказки.

 

Меланхолия

 

Стоит ли усилий обречённое на несовершенство? Ну, не знаю... «не знаю» в том смысле, что любые вопросы «усилий» и «стоимости» — это вопросы воли и субстанции, а значит это вопросы того, что называют различением и кармой, они так же исключительно безмолвны и непредметны для внешних обсуждений. Нас учили, что в мире лжи, полуправда есть правда, а что до сопутствующих полуправдивости творчества страданий, то все они от самолюбия, от болезни безупречности. Не спорю, впадающим в тёмные леса земных дней трудно избежать внимания дикой охоты, трудно не стать жертвой собственной жертвенности, внезапно открывшееся однообразие разнообразных путей обескураживает и поражает своей обречённостью, а от wilde jagd круговорота людей и событий некуда бежать — вот где-то тут, где-то между крестами тёмной пропасти уныния и пиками снежных вершин падения в прелесть, в стороне от туристических маршрутов обывания, вдали от пиратских широт нигилизма и каменных ущелий академического образования, где-то тут проплывает в тумане остров восемнадцати оттенков серого, остров Меланхолия, пристанище для всех новообращённых стоять к лесу передом к Огню спиной. И «они приходят и стоят», как пелось в одной песне.

Особая мудрость радости доступна лишь самым крайним, пока ещё очень немногим. Между строк я не стану вычерчивать некий загадочный вид, будто сам я вхожу в удивительное число этих воистину Мастеров. Нет, не вхожу. Мне не радостно, мне и не грустно.

***

Вашего покорного слугу ещё только принимали в начальные классы промежуточного ремесла, когда Лукас уже заканчивал обучение. По какой из открывшихся ему линий он потом ушёл дальше, мне неведомо. Два или три раза я встречал Кронаха в школьном дворе, может быть больше. Разумению моему в те дни многое было всё равно, и мой мимоходный дрейф не грозил настоящей «встречей» ни с кем, даже если бы она и связалась в памяти тем узелком эмоций, который нормальные люди почему-то называют «событием». Уже много позже я стал обращать внимание на странную картину в коридоре третьего этажа — это одна из лабораторных работ Лукаса по классу эсхатологического символизма, её вывесили среди некоторых лучших работ выпускников универсального факультета. Коридоры первых двух этажей к тому времени были заполнены уже давно, между дверей в аудитории, между окнами во двор — по всем стенам — висели всевозможные изображения, схемы, символы. Большинство авторов, за древностью лет, никто уже и не помнил, рано или поздно забудут и Лукаса, а сам себя он забыл уже давно.

Тут надо сказать, что память и памятность вообще-то не являются ценностью нигде, кроме разве что у нас, в здешнем загробном мире, мире русалок, прекрасных дам и пустых каменных башен, куда я так стремительно опадал в самом начале текста и где многие годы спустя я пишу этот текст. Вот уже половину тысячи лет в этом мире «Меланхолия» Лукаса Кронаха служит наглядным пособием для учеников, порогом для уходящих, моментом загадочного равновесия для тех, кто на половине пути. Говорят, он возвращается к этому сюжету снова и снова, в разных жанрах, в разных временах. Впрочем, как я уже и пытался пояснять, слово «он» не имеет и не может иметь под собой какого-либо буквального смысла, это чистая условность, вынужденная необходимость сегодняшнего дня...

 


22.01.2015

Психомеханика анонимности

 

Меланхолия

 

Это Кузя: вечно юный мастер древнего слова, хранитель ключей трансмутации кошек, «Плывущий на столе» — как его стали называть вслед за эпической сценой, где он вплывает на рыцарском меланхоличном круглом столе в склеп глухонемой бабушки, после чего старушка, естественно, обретает дар  слуха  и речи.  Каждый год, во время традиционного рождественского  переписывания картины «Остров Мёртвых» («Die Toteninsel»,  Arnold Böcklin ), я невольно вспоминаю этот эпический момент, ну и конечно же вспоминаю проникновенную настольную проповедь Кузи Хорошаева:

«Мне нужны были кошки, а из них ничего не получается, потому что они все разбегаются, а надо кого-нибудь того,  чтобы не разбегался, тогда можно будет сделать товарищей»

Вот уж воистину, надо кого-нибудь «того», вот и великая оккультная Декларация Зависимости раскрывает нам всем необходимость выискивать пути отождествления разрозненных умов человеческих с единым источником умствования, пути отождествления в первую очередь разумения собственного, а не ближнего своего, как бы не хотелось, и не лишним тут будет напомнить, что в реальной реальности у человека никакого ума в общем то и нет, но наоборот — у ума есть человек... если последний постарается, конечно.

***

Алиса Зиновьевна Розенбаум: сестра всех кошек, тайный магистр либертарианских гопстоперов цивилизации, проводник концептуального эгоцентризма, кавалер Ордена Дифференциации — рассказывала мне однажды, стоя на углу Разъезжей и Правды, как вырвавшись из красных пелёнок  колыбели трёх революций, она не могла не стать антитезой принудительной общности, как всеми своими словами она не могла не стать иконой карьерных работников, идеологическим  орудием самостийного пролетариата и креативного крестьянства в их классовой борьбе за непричастность к несовершенствам притяжения земли. Она говорила: «Нет такой реальной сущности, как общество, а общество – просто набор личностей, это означает...» — и далее во всех подробностях о своём врождённом праве не касаться неприятной стороны медали глобального существования. Перекрывая шум потока обособленных транспортных средств, она кричала мне в ухо: «Существование ценностей возможно лишь при наличии конечной цели, результата как такового. Метафизически жизнь – это единственное явление, которое само по себе также и результат...» — и далее про feedback ментального транзистора в схеме с усилением громкости эгоического сигнала.

В ответ я жестами и формулами пытался намекнуть, не в силах уже перекричать выхлопные газы всепроникающего world of tanks, что реальная  «конечная Цель» находится в уме Планетарного Логоса, и в принципе смертному человеку для разумения недоступна, её истово ищут лишь братья наши тёмные, подобно тому, как знание сочинского прикупа ищут шулера из банды Чёрного Джека, но конечность и этой немыслимой цели сугубо относительна, она такова лишь в масштабах плоскости человеческой эволюции, коль скоро и сам человек лишь её производная часть, двуногое следствие. Кристалла Бесконечности боятся из страха потерять пепел и прах самого себя, но нужно найти мужество!..

«Человечеству особенно трудно понять соотношение между качеством работы и бесконечностью. Обыватель полагает, что высшее качество работы ведет к конечности. Для него качество заключается в законченности, которую Мы называем мертвенностью. Совершенно невозможно объяснить обывателю, что высшее качество стремится в бесконечность. Именно в незаконченности высшего напряжения лежит нахождение знания. Нужно найти мужество работать для бесконечности. Можно развить в себе постоянное учение, которое важно не перечислением фактов, но расширением сознания. Не важно, каким путем нарастает сознание, но объем его позволяет вмещать размер великих событий»

Чем больше я чертил карт и схем на терпеливом асфальте, чем больше вымахивал из себя руками сурдопереводы на путунхуа, тем больше Алиса смотрела на меня как на экзистенциального гада. «Алиса, следуй за белым кроликом!» — крикнул я, вконец отчаявшись превзойти своим танцем шумы бронированных моторов, но она почему-то расслышала «Алистер Кроули» — призма восприятия, что поделать, час от часу не легче, этого ещё только не хватало... Слава Богу, в склеп перекрёстка вовремя вплыл  настольный Апостол Кузя, как Мазай в вавилонское столпотворение, вплыл и изрёк в громогласной манере привычно: «Концепция разделённости, индивидуальной выделенности есть иллюзия непросветленного человеческого ума!». На том и разошлись. Перекрёсток разморгал нас трёхлучевыми светофорами и потоки стремлений разнесли нас по пространству времени, как разносит... ну, тут я ещё не придумал подходящую живописную аналогию, извините.

***

Всякое «новое» есть кризис для «старого», если не сказать что смерть. В такие моменты речи я ощущаю себя контр-адмиралом очевидности, но всё же. Каждое утро, по дороге на службу в свой склеп, я прохожу мимо трамвайной остановки, где восемнадцать бабушек сидят и ждут трамвая до Нового Века, это торговый центр, его совсем недавно построили на берегу Обводного канала. Странное дело, бабушки вроде много старше меня и сами должны были помнить не взирая на неизбежную для их возраста эррозию вчерашнего дня, но всякий раз мне приходится снова и снова говорить одно и то же, что 19-й маршрут давно тут не ходит, что последний раз он ходил ещё при Советах, да и рельсы в сторону ТЦ на канале убрали лет десять тому назад. «В Новый Век на трамвае не доехать!» — чуть ли не каждое утро кричу я вечным старухам, но... не особо-то и надо, им и так хорошо на остановке в тесном кругу себе подобных.

«В настоящее время этот знак оказывает конструктивное влияние на пионеров расы и разрушительное — на основную массу человечества»

Пионерам, наверное, хорошо. Мне же, как типичному представителю основной массы, вместе с этой массой и всей её основательностью приходится постоянно-периодически страдать под нарастающим гнётом интегрирующей силы Водолея. Умом я уже начал понимать безвозвратно, что все вокруг такие же как я, и ничего особенного я не представляю, хотя даже в массе мне казалось, что представляю. Это ощущение наделяло спорадические телодвижения моего существования хоть каким-то смыслом. Как бы не так, чувству моей самости уже нанесён достаточный  урон, хотя и не скажу, что непоправимый.

«Индивидуальное становится универсальным. Одинокий и стремящийся к отделению человек соединяется с человечеством в своих реакциях и осознании, но при этом сохраняет индивидуальность: он более не просто человеческое существо, индивидуально центрированное на себе и стремящееся к отделению, а само человечество; он теряет свою личную индивидуальность в благе целого, но сохраняет свою духовную Индивидуальность...»

А вы никогда не замечали парадоксальности в красоте холодного оружия? Это ведь большая загадка — как Единорог побеждает Льва. Я пытаюсь вникнуть в самый нерв происходящего, и краем разумения иногда понимаю, что синтезирующая волна №7 несёт буквальную сокрушающую гибель не только коммунизму и капитализму, национализму и мультикультурализму, религиозности и материализму, она, в первую очередь, несёт  сотрясающую до оснований трансформацию самой глубинной из всех поляризаций — чувству собственного «я», а следом и разрушение всем небоскрёбам ценностей и целей человеческих, которые от фундамента своего именно с этим чувством генетически сопряжены, от начала времён. Как же это может произойти без пепельной смирительной рубашки Везувия? На дворе 2015 год, а с новостных букв всё стекает и стекает на площади,  паркеты и нервы гремучая смесь из самости, нефти и крови. Куда податься несчастной культурной единице основной массы человечества. Как подчинить индивидуальные усилия благу целого, когда вокруг так отчётливо все гребут под себя всё, и кесарево и богово.

Владыка называл это словом «анонимность». Не та смертная анонимность, конечно, в которую прячут надежды на безответственность и безнаказанность, и не та самолюбивая анонимность, за юзерпиками которой пытаются прятать неудовлетворённость своим внешним видом. Владыка говорил исключительно о разотождествлении познающего с инструментом познания и об отождествлении его с Большим Целым. Разница потенциалов «я» и «не-я» тогда теряется, электрическая основа для гальванизации личности и фокусировки самости нейтрализуется, анонимность становится следствием осознавания своего места в общей схеме, но она никогда не может стать причиной.

«Мы знаем, что иногда символ личности необходим для народов, но анонимность все-таки останется в идеале правильной эволюции. Это одно из условий осознания кратковременности земного существования и лучший путь к счастливому сотрудничеству. Но без психомеханики такая анонимность будет уродлива. Может стать анонимным тот, кто установил свое место среди явлений и предметов. Может отдать свое Я, кто осознал пространство. Так могут общины приближаться к неразрушимости»

Неразрушимость общины аналогична твёрдости кристалла, а кристалл есть воплощение в форме идеала, где каждая единица заняла своё обетованное место в общей схеме. Динамическая анонимность Единорога трансмутируется из пассивной анонимности массового сознания Рака и тогда Водолей и Лев встречаются.

 

Водолей

 

Всё же, во многом Алиса Зиновьевна была права, не смотря на львиный свой подход, и когда требовала рациональной осознанности во всём, особенно в иррациональном; и когда взывала к пониманию «судьбы» как глагола, как волеизъявления и деятельности, а не мёртвой тамасической данности. На уроках интегрального счисления не раз говорили, что в точке схождения Водолея и Льва, ученики обязаны  проникнуть в равноценность  и равномоментность двух формул, научится всегда распознавать их принципы и, допуская компромисс выражения, не допускать компромисса сущности:

  • Общественное выше личного
  • Индивидуальное выше коллективного

Две волны Водолея — две вибрации: эталонная вибрация групповой Души, и вибрация души индивидуальной, восходящей. Когда Козерог станет Единорогом,  победит Льва двойственности и кошачьего индивидуализма, когда оба звука сойдутся в унисон — Врата откроются. «Тогда можно будет сделать товарищей», как  пророчествовал Кузя. Потому что кошки — кошки разбегаются.

 


12.02.2015

Чёрная смородина

 

«Наука Треугольников связана с тотальным выражением божественной троичности проявления: воля, любовь и интеллект, или жизнь, сознание и форма. Поэтому, пока ученик неспособен выражать собой интегральное подобие этих трёх аспектов, он не может постичь смысл этой субъективной астрологической науки»

Метафизический юмор шутки про чёрную смородину (которая белая, потому, что зелёная), в контексте триединства аспектов  Жизнь – Качество – Явление, должен пониматься нами сразу. Слово «должен» тут подразумевает некий стандарт качества восприятия, достижение которого для изучающих Вневременную Мудрость является обязательным, и эта обязательность не должна вызывать возражений, в ней нет ничего необычного, в любой области человеческой активности существуют свои стандарты.  «Белое скрывает зелёное, а зелёное вуалирует чёрное», или «белое это чёрное в зелёном» — в любой момент на пути устремлённого читателя может оказаться подобное семантическое препятствие и стать непреодолимым.

По случаю шутки и её юмора, попытаемся сфокусировать своё внимание на проявлениях трёх аспектов в нашем феноменальном мире, именно на «проявлениях», ведь нам приходится продвигаться в рамках своей ограниченности, будучи обусловленными невозможностью понять сущностную природу многих  феноменов, но интуитивно признавая реальность их существования.

«Истинное значение трех аспектов Духа становится ясным только посвященному высокой степени и не может быть выражено в словах; человек не может постичь его, пока не перейдет из человеческого царства в духовное»

Как уже сказано, мы не будем пытаться акцентировать внимание на природе Трёх Аспектов, сознательно принимая в расчёт собственные ограничения, между тем как мы вполне можем сфокусировать внимание на феноменальном проявлении аспектов.

***

В трёх цветах одной ягоды просматриваются следующие соответствия:

  • чёрный — атрибут жизни чёрной смородины, цвет её сущности, достигающей в пространстве и времени наиболее полного выражения в форме; альфа и омега; начало и конец. Первый аспект.
  • зелёный — атрибут качества жизни смородины; уровень раскрытия смородинового сознания; настоящее. Второй аспект.
  • белый — атрибут феноменального явления жизни чёрной смородины, зелёного качества; прошлое. Третий аспект.

В полном цикле проявления: чёрный остаётся неизменным; зелёный эволюционирует в бурый (в зрелый); белый инволюционирует в чёрный ­— умирает, «аспект Брахмы исчезает».

 

Изучающим оккультные тексты, неизбежно придётся развивать объёмное, многомерное видение предлагаемых истин, развивать ментальное соответствие зрения. Это качество нарабатывается автоматически, в процессе планомерных усилий по конкретной интерпретации  предлагаемых  к рассмотрению абстрактных идей и опыта их конкретного приложения в творческой активности.  Естественная  сложность, наблюдаемая «запутанность» абстрактных смыслов  связана именно с «плоским», двухмерным видением объёмной картины субъективного мира. Феноменальное  сознание, или «сознание личности», привыкшее ориентироваться на внешние атрибуты физических, эмоциональных и ментальных форм,  постепенно будет развивать новое качество, способность перефокусировать своё внимание с внешних образов на содержание этих образов, удерживать внимание на стороне смыслов, принципов, законов и аналогий, лежащих в основе всех внешних форм. Такого рода  трансмутация восприятия, как всем известно, является целью оккультной тренировки. Практика чтения само по себе уже создаёт множество новых, нестереотипных точек напряжения, посредством которых стремящийся получает возможность повышать собственный стандарт восприимчивости и активности, в силу особой структуры и принципиально нового стандарта изложения.

Объём и глубину измерений повествования задают базовые концепции единства, троичности, семеричности и т.д. Подобно эфирному телу, они притягивают к себе соответствующие словарные единицы материи речи, связывая их в предложения, абзацы и книги — выстраивая внешнюю форму Учения как феноменального явления.   Единая Жизнь, Три Аспекта, Семь Лучей — эти субъективные реалии, через разнообразные аналогии и под разными углами зрения, подобно фракталу  создают для настойчивого ума перспективу развития перспективного видения смысла, если, конечно, этот ум найдёт в себе достаточное количество усилий, чтобы преодолеть обязательный кризис той или иной степени непонимания, в зависимости от достигнутой им точки развития.

В заглавие Глоссария на этом сайте вынесена цитата, которую не лишне будет повторить именно в контексте обязательности необходимых и специфичных усилий при подходе к чтению как к особой практике:

«Нам не обойтись без некоторого символизма в нашем подходе и без помощи слов, которые не в состоянии выразить истину. Ваше понимание зависит от точки вашей эволюции, от умственного настроя при подходе к теме и от точки напряжения, которое вы способны развить...»

В этой фразе так же отражены три аспекта, которые составляют её объёмное содержание:

  • «точка эволюции» — явление, сумма прошлого, степень адаптации;
  • «умственный настрой» — качество, настоящая ключевая характеристика, качество подхода;
  • «напряжение» — жизнь, волевой аспект, степень раскрытия.

Тотальное различение трёх аспектов в любой форме или под любым ракурсом ментального зрения — для тех кто ещё затрудняется, подобная практика поможет закрепить и сделать автоматическим различение юмора шуток про смородину, нужно лишь сфокусировать своё внимание и регулярно предпринимать попытки различения, в любой области выражения, в любой форме, в любом феномене.

* * *

Оккультный творческий метод, как известно, продвигается от  общего к частному, и как всякое искусство, оккультная медитация начинается с наброска макрокомпозиции, с последующей детализацией микрокосмических аналогий.  Ошибка в начальной композиции — неразвитое чувство субъективных пропорций — всю последующую работу сведёт к пустой трате времени, вне зависимости от длительности и энергозатрат. Это классическая ошибка учеников в любой области, оккультная не исключение — трата времени на детализацию изначально неверной композиции. Суть её в объективной занятости как иллюзии субъективного пути и привязанности к собственноручно выстраиваемым формам.

 В полном соответствии с творческим методом, от общего к частному, можно заметить, что общая концепция сущностного единства жизни  достаточно быстро находит отклик и понимание, в то время как дальнейшие подробности разворачивающегося в пространстве и времени генезиса этой Жизни  — двойственность, троичность, семеричность и т.д. — даются чем дальше тем труднее. Происходит это потому, что идея единства жизни не является элементом начальной композицией, в аналогии она является  чистым листом, основой для выражения, полем для творческого понимания посредством творческой активности.  Когда же эта активность начинается, когда накладываются первые штрихи или составляются первые словосочетания — тут стремящийся сталкивается с реакционным сопротивлением природы собственного невежества, с кризисом косноязычия, с необходимостью практики, дисциплины, планомерного тотального бескорыстного усилия и всего того, что является обязательным в любой, опять же, сфере активности. Стоит ли говорить, насколько немногие продвигаются далее этой стадии, далее встречи своих безграничных творческих фантазии со своими же ограниченными творческими возможностями.

***

Вернёмся к нашей «смородине», к трём её аспектам и к разнообразию их выражения.

В историческом, или даже в метаисторическом масштабе творчества, формой выражения которого является вся современная цивилизация, динамический контраст и художественный конфликт современности, что интересно, корнями своими уходит в усиление активности второго аспекта — качества жизни —  и в поляризацию этого нового качества относительно активности третьего аспекта. Исторически это связано с появление христианства на фоне ветхозаветной действительности, а внутри христианства, что ещё более интересно, это же связано с расколом единой церкви на западную и восточную, на католицизм и православие, а линия этого раздела весьма явственно проходит до сегодняшнего дня, пусть уже и далеко за рамками чисто церковной сферы влияния, эволюционировав до некоего конфликта идеологий и ценностей между Западом и Востоком, конфликта индивидуализма и коллективизма.

В теологическом смысле в основе схизмы лежал конфликт различий в различении аспектов Троицы. Юмор шутки про смородину.  Западное восприятие акцентировало второй аспект, Сына, индивидуальность, и этот акцент был неизбежен, восточный взгляд так же неизбежно для себя абсолютизировал первый аспект. Вся последующая до сего дня история, если присмотреться, обусловлена в художественном смысле именно этим контрастом и этими акцентами. Право, как всегда, лишь единство, но до явления этой правды нам ещё нужно многое проработать.

Интересующиеся могут изучить хотя бы тему «Филиокве». Вся эта история довольно поучительна и не менее наглядна, коль скоро каждый из нас был и есть её непосредственный участник, активный или пассивный, сознательный или нет. Пусть со стороны этот древний спор и выглядит сегодня как вещь в себе, не имеет видимой практической ценности и прикладного смысла, на подобии борьбы остроконечников и тупоконечиков культа невыеденного яйца, между тем, он выражает довольно принципиальные, пусть и скрытые за завесой внешних явлений, движения творческой мысли в цикле активности непостижимой для человеческого ума.

***

Другая аналогия, другая сфера выражения — речь. Говоря о речи и её структуре, мы так же можем выявить триединство аспектов:

  • глагол — чёрная смородина, план, волевой импульс, жизнь. Первый аспект
  • прилагательное — зелёная смородина, содержание, качество. Второй аспект.
  • существительное — белая смородина, явление, форма. Третий аспект.

Если же саму по себе речь  рассматривать как отдельный аспект, то в ней проявится ещё одна троичность:

  • смысл речи — жизнь, содержание текста, Шамбала и Энергия.
  • текст речи — качество, содержание речи, Иерархия и План.
  • речь речи — качественное явление смысла в форме речи, Человечество и Цивилизация.

Мы можем рассмотреть в объёме трёх аспектов и одно единственное слово, например слово «стремящийся», которое так часто употребляется и пытается в наше время качественно существовать воплоти посредством конкретных людей. Интересно, что триединство глагола – прилагательного – существительного  в слове «стремящийся» очень наглядно:

  • Глагол —  «что делающий?», «стремящийся» указывает на волевой импульс жизни души,  трансцендентный для самого человека, но обуславливающий его, устремляющий его к эволюции  и развитию личности — внешней формы выражения.
  • Прилагательное —  «кто?»*, «стремящийся» описывает раскрытый посредством эволюции сознательный отклик на импульс души к стремлению, это качество конкретной личности. Обратите внимание, что чисто технически, любая человеческая единица  является «стремящейся» — результатом импульса  души, между тем как слово «стремящийся» обозначает именно сознательную в своём стремлении личность, достигшую определённого качества выражения души и определенного уровня осознавания, не инстинктивно устремлённую. Второй аспект это всегда синоним сознания.
  • Существительное  — «что?», «стремящийся» обозначает конкретную личность, по тем или иным причинам подпадающее под такое определение.

*В  «прилагательном» не случайно использован вопрос «кто?» а не «какой?», в оккультном смысле это синонимы, но ещё точнее можно сказать, что «какой?» определяет качество качества, ведь каждый из рассматриваемых аспектов, в свою очередь, так же троичен. «Стремящиеся» бывают разными по своему стремлению и его качества. В реальности вопрос «кто ты?» означает именно что «каков ты есть?»

 

***

Слово «судьба», так же для примера, в трёх аспектах отражает кармический закон и его троичное воздействие на единицу:

  • глагол — «что делание?», «судьба» есть динамическое применение различающей природы ума (суда, суждений) и возникающие вслед за этим кармические последствия.
  • прилагательное — «судьба» во втором аспекте выражает качество кармических последствий для конкретной единицы, позитивное, негативное или нейтральное.
  • существительное — в буквальном смысле «судьба» описывает внешнее выражение означенных кармических последствий или кармических действий.

Пусть  не смущают кажущиеся  грамматические несоответствия, мы обсуждаем не третий, а второй аспект слов, их качества, в то время как грамматика работает в основном только со словоформами, со словами как явлениями.

***

Напоследок можно рассмотреть более широкий пример троичности речи, на структуре и содержании конкретного текста. Возьмём два предложения из «Эзотерической психологии», они как раз прямо по нашей теме.

Параллельно с их троичной схемой рассмотрим и двойственную, которую, по аналогии,  можно определить как  вдох  и  выдох  пранаямы оккультной медитации. Три аспекта обозначены тремя цветами:

ВДОХ: Поэтому стремящийся учится обращаться внутрь себя, исследовать мотивы , знакомиться с качествами, ищущими выражения во внешнем мире через посредство его внешнего механизма .

ВЫДОХ: По мере того как он преуспевает в этом, природа внешнего мира механизмов меняется, и он все больше узнает о качествах, которые борются за свое выражение через внешние формы.

В двух предложениях полностью описан принцип творческой активности, лежащей в основе любой оккультной медитации и любого искусства вообще. Собирание и разбрасывание камней — этот метод одинаково используется  и в искусстве Солнечной системы и в судьбе стремящегося на планете Земля.

***

Выразительное многообразие аспектов, их взаимодействий, углов зрения и углов понимания — всё это, с одной стороны, бездонный творческий процесс, не поддающийся измерению, а с другой — тщательно выверенный творческий метод, строго следующий Закону. Парадоксы, конечно, будут стоять на пути к овладению искусством эфирной композиции, но, реально они не существуют не более, чем юмор шутки про смородину.

 

 
bugfixer invisible agent