Мэри Бейли «Опыт изучения»

МЭРИ БЕЙЛИ

ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ

 

 

 

Групповое ученичество, с его уникальным духовным запросом и потребностью есть основная нота служения в Веке Водолея. Возможно, больше ничего так не оттачивает мастерство и понимание стремящегося ученика как уроки, усваиваемые в процессе группового служения.

Опыт Изучения показывает радость и трудность группового ученичества в новом веке. В книгу входят ранее неопубликованные записи Тибетского Учителя Джуала Кхула, переданные им в первый год работы с Алисой Бейли, а также размышления Мери Бейли и подведение итогов её тридцатитрехлетней работы в Школе Арканов и Люцис Траст. Многие из этих лет она возглавляла работу, начатую Алисой и Фостером Бейли, и Опыт Изучения это своеобразный отчет о росте этой работы ученического служения в международных рамках.

 

 

 

Предисловие

В обычае многих людей в конце каждого года оглядываться назад критическим и оценивающим взглядом, чтобы расчистить завалы, смести паутину и войти в новый год, освободив пространство, будучи готовым получить то, что может принести будущее.

Взгляд назад, на события всей жизни, может служить аналогичной цели, но с более широким горизонтом и более обширными перспективами. После более тридцати трех лет служения групповой работе в Школе Арканов и Люцис Траст, я обнаружила, что оглядываюсь назад с некоторой ностальгией, а также с надеждой, что запись моего определенного группового опыта и того, что в действительности было постоянным опытом обучения, может быть ценной и для других.

В настоящее время осталось мало тех, кто обладал опытом прямого личного контакта с Алисой или Фостером Бейли. В то время ее убедили описать часть событий собственной жизни и работы (Незаконченная автобиография). Но работа, разумеется, продолжалась и после ее смерти в декабре 1949 года Фостером и другими, а также, примерно после 1950 г., и мною.

Эта работа Алисы, которая была значимой прежде всего тем, что это была ее работа и обусловливалась она ее ученической связью с Иерархией, приобрела свою собственную жизнь, жизненность и значимость. Эта работа демонстрирует свою ценность и полезность и духовной Иерархии, в ее усилиях стимулировать и расширять человеческое сознание, и Христу, в деле подготовки к Его новому явлению. Как следствие проявления этого служения, Школа Арканов развернула свою линию жизни в великом ашраме Санат Кумары и стала живым организмом в правильных отношениях со всеми другими организмами в «великой цепи Иерархии».

Двадцатый век отмечен решающим историческим поворотом в эволюции человеческого сознания, явившимся прямым следствием усиливающейся стимуляции, исходящей от Иерархии в рамках направляющей силы планетарного приближения к посвящению. Работа, начатая Алисой и Фостером Бейли в 1920 году под прямым влиянием Иерархии, всегда предназначалась для стимуляции тех изменившихся и изменяющихся состояний в сознании, которые должны утвердиться в конце этого столетия, «чтобы предварить и определить новое время».

Учение, данное Учителем Джуал Кхулом в сотрудничестве с Алисой, должно достичь своей максимальной пользы для учеников и всех серьезных стремящихся, мужчин и женщин доброй воли, в течение последних лет этого столетия и в начале следующего. Тибетец надеется завершить в начале двадцать первого столетия тройственную интерпретацию Вечной Мудрости, ответственность за передачу которой человечеству он возложил на себя от имени Иерархии. Изменяющиеся, более согласованные духовные позиции ума и сердца, являющиеся результатом всесторонне постигнутых и прожитых в повседневной жизни эзотерических учений, должны осуществить цели этих учений, как это выражено в словах из Трактата о семи Лучах, т. V (стр. 255) : «Конец этого столетия … должен быть посвящен переоценке святынь человеческого существования, изменению способа жизни человечества, утверждению новой цивилизации на фундаменте старой и реорганизации мирового мышления, мировой политики, а также перераспределению мировых ресурсов согласно божественной цели. Тогда и только тогда станет возможным дальнейшее откровение».

Из этих слов становится совершенно ясно, что эзотерические учения с их последующим «раскрытием» сознания всегда предполагают фактическую интерпретацию и практическую пользу в повседневном мире. Это становится еще более очевидным во всех книгах, когда следуешь системе обучения и медитации. По сути, если бы это было не так, я бы не сохранила интерес и увлеченность эзотерическим учением. Что за трата времени и энергии увеличивать и расширять собственное понимание и собственное сознание, если польза и служение эволюционному процессу не являются конечной целью! Но впервые в истории значительное число человеческих существ способно к самоподготовке ради планетарного служения, к бескорыстной совместной деятельности, налагаемой ученичеством. Отсюда доступность этих учений в течение двадцатого столетия — «поворотной точки» между старой и новой эпохами. Любовь к людям, к человечеству — основной принцип, а планетарное служение — цель.

В том же уже цитировавшемся отрывке из Лучей, т. V, Д.К. утверждает: «В начале следующего столетия появится посвященный, который продолжит учение. Оно тоже будет даваться посредством «впечатлений», ибо моя задача еще не завершена и предстоит еще одна серия трактатов, связующих материальное знание человека с наукой посвященных». Эти слова следует присовокупить к предыдущему утверждению; оно ясно показывает, что только тогда, когда мы сможем пользоваться теми знанием и мудростью, которые мы приобрели, создавая новый мировой порядок эпохи Водолея, станет возможно продолжить учение. Очевидно, что Тибетец не может передать и не передаст дальнейшее столь же глубокое учение и подготовку до начала следующего столетия, когда необходимые условия должны быть созданы.

Однако весь мой тридцатитрехлетний опыт работы, инициированной Тибетцем, от начала до конца сопровождался постоянными требованиями разных людей в различных частях мира признать, что они являются «каналами» или «передатчиками» нового учения Тибетца. Это началось еще тогда, когда А.А.Б. была жива, но количество этих требований и их самонадеянность росли постоянно. Это тот момент, который я должна затронуть, или немного развить, «оглядываясь назад», потому что это вечно актуальное напоминание о необходимости ясного мышления и разумного различения.

Другой аспект работы, который я надеюсь развить, касается всего дела ученичества в настоящее время. Даже притом, что у нас есть учение, концепция ученичества остается мало понятной концепцией и в какой-то степени является источником наваждения, которое мы должны прояснить для самих себя.

Для того чтобы открыть центральную тему этой групповой работы и придать ей связанность уникального видения и неподражаемого стиля Фостера, его материалы представляют собой отличное введение. Я нашла эти документы через семь лет после его смерти (в 1977 г.) спрятанными в конверте с пометкой «Открыть только М.Б.». Почему я не нашла их раньше среди бумаг, которые уже были мной рассортированы, я просто не знаю. Но теперь они здесь, согласно его предположению, что, возможно, после его смерти я захочу опубликовать их. И теперь я делаю это, осознавая реальность, масштабы и ответственность ученичества, которые Алиса и он проявили в своих жизнях как редкий пример, с которым мало кто может сравниться, но из которого, однако, все мы можем извлечь пользу.

Я также включила в первую часть этого сочинения некоторые указания, данные Тибетцем Алисе с целью ее подготовки к работе с книгами, которую ей предстояло выполнить в соответствии с его пожеланиями. Эти документы также находятся среди других материалов, которые я рассортировала, прежде чем оставить мой письменный стол в нью-йоркской штаб-квартире. Я использую только часть обширного собрания почти ежедневных указаний.

Члены духовной Иерархии дают нам так много вдохновения и помощи, за которые мы можем только быть глубоко благодарны им; но в ответ они ожидают многого от нас, и это требует неусыпной самодисциплины, самоподготовки и, что парадоксально, самозабвения, на которое готовы относительно немногие. Ученичество — это не ложе из роз для эгоцентричной личности, а совершенно естественный жизненный путь освобожденной души.

Мэри Бейли


 

Часть Первая

 

 

 

Алиса и Фостер Бейли

 

 

 


 

ГЛАВА 1

 

Введение

Ученичество Алисы А. Бейли

В настоящее время Алиса Бейли — активный мировой ученик и один из старших членов ашрама своего Учителя К.Х. В наступающем декабре (написано в январе 1971 года) исполнится двадцать два года с тех пор, как она покинула этот мир и освободилась от своего эфирного и астрального проводников. Сейчас она действует на ментальном плане в ментальном теле, которое она имела, когда умерла, но с тех пор это тело растет. А.А.Б. иногда работает в качестве личного секретаря К.Х. Это утверждение дает всем нам, слишком несовершенным, представление о ее отношениях с ним. Она активно готовится к своему следующему воплощению, которое вскоре произойдет и которое тщательно планируется.

Годы Алисы до начала дела всей ее жизни адекватно отражены в ее автобиографии. Много значимых и полезных аспектов ее обучения и работы никогда не были описаны. Я был близок к ней в большинстве случаев, но могу рассказать лишь немногое об этом.

Данное утверждение сделано только для того, чтобы помочь в понимании некоторых аспектов работы ученика на определенной стадии. Личность, известная как А.А.Б., с которой мы контактировали, мало затрагивается сейчас. Она всегда терпеть не могла любые притязания на духовность, и до сих пор не любит это, но достижения ее ученической жизни представляют ценность как помощь другим ученикам, где бы они ни находились. В следующем месяце мне исполнится 83 года, и я искренне надеюсь, что скоро буду на пути к тонким сферам. (Фостер умер 3 июня 1977 года в возрасте 89 лет. — М.Б.)

То, что я сейчас пишу, может быть впоследствии опубликовано, если Мэри сочтет это разумным. Ни один ученик не должен по собственной инициативе предпринимать односторонние действия, касаясь работы другого ученика.

В течение долгих столетий оккультная Иерархия как группа была отозвана, или удалилась, с физического плана, но некоторые отдельные Учителя[*]Master — мастер, учитель, хозяин, господин всегда находились в физическом теле, работая неузнанными среди людей. В течение этого периода удаления, близящегося к концу, Учителя проводили работу в основном через учеников, которых они обучили, и которые во многих случаях были посвященными. А.А.Б. была одной из таких.

В последнем воплощении А.А.Б. доминировали две цели, одна из которых была ее собственной конкретной задачей, а вторая — сотрудничество с К.Х. в его тяжелой задаче дать необходимое учение, как мост соединяющее старую эпоху Рыб и новую эру Водолея.

Алиса вошла в новое воплощение с определенной целью создания эзотерической школы ученичества нового времени. Количество стремящихся к ученичеству, обладавших некоторыми эзотерическими знаниями, возросло и значительно увеличилось благодаря такому ученику, как Е.П. Блаватская, но все же обученных и способных принятых учеников было слишком мало. Если бы их было больше, кризис мировой войны мог бы быть урегулирован на ментальном плане и не перешел бы в физические боевые действия. Организация Школы Арканов была ее решением и ее вкладом в иерархическую работу, который был одобрен ее Учителем. Ни К.Х., ни Д.К. никогда не контролировали создание ею Школы Арканов. Это было ее привилегией, победой или поражением.

Ее сотрудничество с Д.К. в передаче его учения было совершенно другим делом. В этом она не была свободна. Она писала то, что он подбирал для обучения, а не то, что она считала полезным. В Школе Арканов она писала и преподавала согласно своим собственным знаниям и пониманию. В более поздние годы она глубоко прониклась учением Д.К., ее ментальные способности возросли и то, чему она учила в своей Школе, неизбежно производило глубокое впечатление. Налицо было весьма необычное и уникальное смешение ментального тела А.А.Б. и ментального тела, ныне используемого Д.К. В своих формулировках она опиралась на два столпа, поддерживающих всю ее работу, — на книги и на Школу.

Во всем этом моей функцией было помогать ей и делать все возможное, чтобы её работа была успешной. Учитель Мория «одолжил» меня Д.К. на тридцать лет. Для меня это был огромный процесс достижения равновесия, нейтрализующий избыточные характеристики первого луча и открывающий мой сердечный центр благодаря пребыванию в ашраме второго луча. Я научился в этой жизни большему, чем в любом предыдущем воплощении. Большинство этих знаний и этого опыта пришло ко мне через А.А.Б. Просто жить и находиться с ней в течение многих часов было ментальным стимулом, или толчком, огромной значимости. Она обладала душой на втором луче и личностью на первом. Я обладал душой на первом луче и личностью на втором. Это послужило основой для работы по достижению равновесия.

Оглядываясь назад, я ясно понимаю, что самое великое служение А.А.Б. было субъективным. Те, кто знали ее лучше и те, кто был ближе к ее личному эволюционному статусу, знали это очень хорошо. Другие, по необходимости, знакомились с ней в физической жизни как с лектором и по проявлениям физических усилий. Эта субъективная сила естественным образом присуща старшим ученикам, но все мы могли бы увеличить свое созидательное воздействие в мире, если бы использовали свою ауру более сознательно, а свою волю более определенно, чтобы удовлетворять субъективные нужды тех, кто соприкасается с нами в жизни. Я наблюдал, как Алиса снова и снова принимала в себя враждебные силы, угрожающие Школе Арканов, иногда тихо и невозмутимо позволяя им истощиться, натолкнувшись на ее самообладание и цельность, а в другое время сознательно преобразовывая их. Тем не менее, иногда она предпочитала позволить группе пострадать до определенной степени ради собрата-ученика или ради раскрытия потенциальных ученических качеств. Требуется много мудрого различения, чтобы создать эзотерическую группу, а беспристрастность и безличность часто понимаются неправильно.

Одной из выдающихся черт Алисы было полное отсутствие в ней желания контролировать чей-либо образ мыслей. Она упорно высказывала истину так, как понимала ее, но всегда противилась созданию «культа Тибетца». Она практиковала повторение, но не ради того, чтобы убедить, а потому, что повторение заставляет шевелиться неповоротливые клетки мозга. Эта свобода от желания контролировать придавала ей спокойствие, когда учащиеся покидали школу.

У меня всегда были периоды уныния, с которыми я упорно боролся. Чтобы помочь мне, Д.К. много лет назад пообещал, что мои последние дни здесь будут моими лучшими днями, что и подтвердилось. В другой раз, в период Второй мировой войны, я пребывал в унынии по поводу будущего всей работы. Тогда Д.К. уверил меня, что уже созданный фундамент будет достаточно прочным для будущего прогресса. И это также оказалось правильным. Действительно, я самый счастливый человек.

Субъективная интеграция учащихся в Школу Арканов быстро ускорилась в течение последних десяти лет. Наша полезность в качестве группы сделала помощь Иерархии намного более реальной. Осознание духовных ценностей стало более глубоким и получило в группе гораздо более широкое, чем когда бы то ни было, распространение. Прекрасно выявилось сознательное принятие степени личной ответственности за человеческое благосостояние. Свет в групповом теле значительно возрос. Большинство учащихся в Школе знают о мировых событиях больше, чем всего лишь несколько лет назад. В настоящее время выявилась наша полезность для новой группы мировых служителей. Все больше индивидуальных студентов делают более быстрый прогресс в ученическом сознании, чем в то время, когда Алиса ушла из этого мира. Это потому, что большинство из нас утратило изолированность и обособленность в своем служении. Наша медитативная работа устойчива и крепка. Наши духовные занятия обогатили наш разум. Из тысяч старых душ, воплотившихся теперь среди молодежи мира, значительное количество присоединяется к Школе. Героические усилия А.А.Б. приносят плоды.

Несмотря на всю яркость вышеизложенного, группа не всегда будет плавать по спокойным морям при попутном ветре. Это все еще суровый мир для работы в нем, хотя есть и реальная перспектива лучшего будущего для всех нас.

Работники будут становиться блокирующей точкой в потоке увеличивающихся духовных энергий, проходящем через группу и, в большинстве случаев, также как и в прошлом, не будут знать об этом. Личная критика — самый сильный яд в групповой жизни. Мы так часто думаем, что наша критическая позиция оправдана. Настойчивое стремление сообщить чье-то личное мнение о групповой работе сильно портит отношения молодого ученика с группой, с которой он должен работать и в которую должен влиться. Трудно быть настолько обезличенным, чтобы быть в состоянии продвигать вперед и поддерживать то, с чем вы не согласны, но групповой успех и наибольшая групповая полезность важнее, чем индивидуальное мнение. Это мне пришлось с большим трудом усвоить в этой жизни.

Даже в периоды отчаянной борьбы за то, чтобы добыть хлеб для своих детей, Алиса проводила долгие ночные часы за разносторонним чтением и обдумыванием того, что читала. Она изучала индийские Пураны и Упанишады, а также учения Бхагавадгиты и Патанджали. Она собрала одновременно двадцать шесть переводов Гиты. Д.К. согласился издать вместе с ней книгу по Гите, подобную работе по Йога Сутрам Патанджали (это книга Свет души). Более неотложная работа помешала этому.

Она глубоко изучила работы Блаватской и овладела основами учения Тайной Доктрины. Занятия, которые она вела по Тайной Доктрине и Разоблаченной Исиде, были жемчужинами, а ее понимание этих двух книг феноменальным. Она прочитала современные теософские труды, включая не только Анни Безант, но также и Штейнера, Тингли, Хейндела, Бхагаван Даса и многих других. Так она строила ментальный фундамент и практиковалась в ясном мышлении и мудрой оценке, что сделало возможным придать работе Д.К силу мысли исключительного качества. Ее отношения с эзотерической секцией Теософского общества научили ее многому в эзотерической работе, в особенности некоторым моментам, которые не должны иметь место. Усилия А.А.Б. помочь создать всемирное теософское движение на более продуктивной почве и усилить эзотерические элементы в организации были инспирированы Иерархией и послужили прекрасной подготовкой для ее последующей работы с Д.К. Работа Д.К. с Алисой была для него более легкой, чем с Е.П. Блаватской.

Вместе с этим она настаивала на том, чтобы быть настоящей матерью для своих трех девочек и демонстрировала необычайное терпение по отношению ко мне. Я учился постоянно и многому научился у нее. Хотя А.А.Б. не обладала менталом на пятом луче, она глубоко интересовалась научными исследованиями и теоретической физикой. Было абсолютно естественно, что в Нью-Йорке она прочитала семь лекций на тему об атоме. Как всегда, она создала основу для того, что делала. Она мало знала о работе таких людей, как Нильс Бор и Розерфорд. Книга об этих нью-йоркских лекциях под заглавием Сознание атома была одним из наших бестселлеров в течение многих лет.

В действительности никакой подлинной практической работы по строительству и организации ее Школы Арканов не начиналось, пока мы не переехали в Нью-Йорк в 1920 году. К тому времени она уже приступила к работе с Д.К., с которым впервые начала контактировать в ноябре 1919 года.

В эти дни А.А.Б. вступила в отношения с К.Х., называемые «Чела на Нити». То есть у нее была привилегия задавать ему вопросы. Вступление в контакт и беседа, которую ее физический мозг мог запомнить, обычно занимали несколько дней. Так, например, у нее была беседа с К.Х., который особо попросил ее работать с Д.К. Это победило все ее опасения и страхи. Позже эти беседы сменились гораздо более близкими отношениями.

Алиса писала о страхе как о своем основном личностном недостатке. Она говорила, что боялась потерпеть неудачу, совершить ошибку, боялась того, что подумают о ней люди, что будут почтительно смотреть на нее и даже боялась темноты. Это было настоящим препятствием, которое она полностью преодолела. Все ее астральное тело было разрушено и заново построено в этой жизни, все центры вдоль позвоночника были раскрыты и функционировали. Деятельность ее сердечного центра сильно расширилась. Но она буквально износила свой физический проводник, и, в конце концов, сохраняла жизнь благодаря ежемесячным переливаниям крови, только чтобы закончить свой тридцатилетний цикл работы с Д.К. Я, разумеется, заботился о ней под руководством доктора. Было большим облегчением, когда она все завершила и смогла уйти в декабре 1949 года.

Алиса сделала две безуспешные попытки найти и подготовить преемника, который мог бы возглавить Школу Арканов. По этой причине бремя было возложено на меня, хотя эта работа никогда не входила в мои планы. Я просто делал все по возможности наилучшим образом, и мы в конце концов выкрутились и преуспели. Одна из сотрудниц штаб-квартиры была горько разочарована. Она думала, что имела право на эту работу, но Алиса не стала рисковать. Мне пришлось стараться изо всех сил, но я рад, что она приняла это решение. Есть большая разница между прославленным путем испытаний Школы с обертонами старой эпохи и эзотерическим ученичеством Школы с обертонами нового века.

Теперь этот груз несет Мэри Бейли и делает это в течение многих лет во главе Школы Арканов и всей нашей всемирной групповой работы. Ее мечта — это Школа эзотерического ученичества нового века, всё более полезная для Иерархии и Христа. Мэри находилась в стадии подготовки к своей нынешней работе до того, как соприкоснулась с эзотерическим учением в этой жизни; она присоединилась к Школе Арканов во время войны, до того как познакомилась с А.А.Б. Лучи всех проводников Мэри идентичны моим собственным. Д.К. однажды сказал, что невозможно держать двух таких людей отдельно в их ученической работе. Я часто говорил: «Это моя любимая жена, которой я очень доволен».

Фостер Бейли, Нью-Йорк, Февраль 1971


 
bugfixer invisible agent