Алиса А. Бейли «Образование в Новом Веке»

Образование в Новом Веке

Выдержка из заявления Тибетца

Опубликовано в августе 1934

Достаточно сказать, что я являюсь тибетским учеником определенной степени, хотя это мало о чем говорит вам, поскольку все являются учениками, от простого стремящегося до Самого Христа и выше. Я живу в физическом теле, подобно другим людям, на границе Тибета и временами (с экзотерической точки зрения) руковожу большой группой тибетских лам, когда это позволяют мои другие обязанности. Поэтому появились сообщения о том, что я являюсь настоятелем одного из ламаистских монастырей. Те, кто связан со мной по работе Иерархии (а все истинные ученики связаны по этой работе), знают меня под другим именем и по другой работе. Алиса А.Бейли знает, кто я есть, и узнает меня под двумя моими именами.

Я ваш собрат, немного дальше прошедший по Пути, чем средний учащийся, и несу поэтому большую ответственность. Я один из тех, кто завоевал себе право на больший объем Света, чем читающий эту книгу стремящийся, и потому должен служить передатчиком Света любой ценой. Я не стар с точки зрения учителей, но и не молод и не неопытен. Моя работа состоит в том, чтобы учить и распространять знание Вневременной Мудрости везде, где я нахожу отклик, и я делаю это много лет. Я стараюсь также помогать Учителю Мория и Учителю Кут Хуми, когда бы ни представилась такая возможность, поскольку я был долгое время связан с Ними и Их работой. Я уже сказал вам многое и в то же время не сказал ничего такого, что могло бы побудить вас к слепому преклонению и глупой преданности, которые проявляют эмоциональные стремящиеся по отношению к Гуру и Учителю, поскольку к контакту с Ними они еще не способны. Но они не смогут достичь желанного контакта до тех пор, пока не преобразуют эмоциональную преданность в желание бескорыстно служить человечеству, а не Учителю.

Написанные мною книги не требуют признания. Они могут считаться, а могут и не считаться точными, истинными и полезными. Это ваше дело убедиться в их истинности посредством правильной практики и применения интуиции. Как я, так и Aлиса A.Бейли ни в малейшей степени не заинтересованы в провозглашении данных книг вдохновенными писаниями или в том, чтобы о них говорили (затаив дыхание), как о работе одного из Учителей. Если они представляют Истину таким образом, что она последовательно продолжает уже посланные в мир учения, если сообщаемая информация поднимает вдохновение и волю-к-служению с плана эмоционального на план ума (план, на котором Учителя могут быть обретены), тогда они служат своей цели. Если представленное учение будит отклик просветленного ума, работающего в миру, и вызывает вспышку его интуиции, тогда пусть это учение будет принято. Но не иначе. Если эти высказывания в конечном счете подтверждаются, или признаются истинными, при испытании их Законом Соответствий, тогда они хороши и полезны. Но в противном случае пусть учащийся не признает сказанного.

 

 

Великий призыв

Из точки Света, что в Уме Бога,
Пусть Свет струится в умы людей.
Да сойдет Свет на Землю.

 

Из точки Любви, что в Сердце Бога,
Пусть Любовь струится в сердца людей.
Да вернется Христос на Землю.

 

Из центра, где Воля Бога известна,
Пусть Цель направляет малые воли людей -
Цель, зная которую, служат Учителя.

 

Из центра, что мы называем родом человеческим,
Пусть План Любви и Света осуществится,
И запечатана будет дверь, за которой зло.

 

Да восстановят Свет, Любовь и Могущество — План на Земле.

«Приведенный выше Призыв, или Молитва, принадлежит не какому-либо человеку или группе, но всему Человечеству. Красота и сила этого Призыва кроются в его простоте и в изложении им определенных Главных истин, которые все люди естественно, по своей природе, разделяют, а именно: истины существования основополагающего Познающего Существа, - мы Его неопределенно называем Богом; истины, что движущей силой Вселенной является Любовь, стоящая за всем внешним; истины, что на Землю пришла великая Индивидуальность, называемая христианами Христом, и воплотила эту Любовь в понятной нам форме; истины, что как Любовь, так и Познание являются следствиями того, что называется Волей Бога, и наконец, той очевидной истины, что только через само Человечество может осуществляться Божественный План».

АлисаА. Бейли

 

Предисловие

Тенденции развития образования в период мирового кризиса

Эта книга о философии образования выходит во время кризиса потому, что всё критическое мышление в области теории образования характеризуется в наши дни глубокой озабоченностью в отношении как сохранения, так и обогащения человеческих ценностей. Сможем ли мы отстаивать наш демократический индивидуализм перед лицом стандартизирующих сил западной машинной цивилизации, которая способна поглотить и восточный мир? Сможем ли противостоять тоталитаризму, который обожествляет материализм всё более упрочивающейся индустриальной культуры?

В мае этого года (1953 г.) я присутствовал на двухдневном семинаре в Чикаго, проводимом Центром по изучению проблем гуманитарного образования для взрослых, подразделением Фонда Форда, созданным для того, чтобы выразить растущую в наше время озабоченность духовным состоянием нашей цивилизации. Из заявления по проблеме, которую нашей группе надлежало исследовать, “Образование в демократическом обществе”, мы получили следующую информацию:

“Образование должно удовлетворять нуждам человеческого духа. Оно должно помогать людям вырабатывать соответствующую личную философию и чувство ценностей; воспитывать вкус к литературе, музыке и искусствам; раскрывать способность анализировать проблемы и приходить к разумным выводам”.

Данное заявление требует пересмотра теории и практики нашего образования. Исследование текущего положения дел показывает, что наконец-то профессиональные педагоги стали уяснять общую философию образования и сознательно стараются разработать теорию образования, адекватную новому возникающему миру. В такой философии должны сочетаться три основных подхода: (1) психологическая теория человеческой личности, которой следует “давать образование”; (2) социальная теория общества, которое мы пытаемся создать или сохранить, как соответствующему распространяемым идеалам культуры; (3) мировоззрение, или космогония, теория о месте человека во вселенной, где он выступает как зритель и актер.

Наша задача состоит в том, чтобы достигнуть всеобъемлющего синтеза, подобного тому, который марксизм и нео-схоластика обещают своим последователям, но добиться его методами свободного сотрудничества, которые отстаивал Дьюи. В самом широком смысле, такое мировоззрение сделает возможной всепланетную цивилизацию, впитав в себя всё истинное — не зависящее от времени и места — о человеке и вселенной, что можно извлечь из всех региональных культур всех времен. Эти универсальные принципы и обеспечат нормы Образования в Новом Веке, как его именует Тибетец.

Современный мир страдает культурным провинциализмом, основанным на дуализме направленной на внешнее, объективной точки зрения западного мира и устремленности вовнутрь, или субъективизме, восточных народов. Каждая из этих цивилизаций, в своей крайней форме, утратила равновесие даже в собственном подходе. В гармоничной жизни человек должен объединить оба идеала, чтобы достигнуть целостности себя и своего мира. Это, мне представляется, является одним из важнейших направлений нашей работы.

В будущем средство для устранения социальных расколов и психологической разобщенности, которые мешают, препятствуют нашим нынешним усилиям преодолеть разделение человечества, будет заключаться в восстановлении единства принципов, на которых может быть предпринято объединение человеческих ценностей и достижений. Причастность образования к этому процессу очевидна. Как указывает Тибетец, на субъективных уровнях мы должны провести обновленный синтез человеческой личности и преодолеть двойственность сознания, возникшую из культурной разобщенности, которая создала “самоотрицание” как преобладающий принцип культуры медлительной цивилизации Востока, и агрессивный “индивидуализм” как идеал западного человека. Таким образом, мы нуждаемся не только в политическом синтезе Мировой Федерации, в которой восточное и западное полушария действовали бы подобно правому и левому полушариям человеческого мозга, а Мировой Мозг служил узлом, где перекрещиваются планетарные нервы, но нуждаемся и во всепланетном образе жизни, всепланетной этике и всепланетном способе чувствования, чтобы накопить могучую движущую силу, которая потребуется для выполнения стоящих перед нами великих задач.

Время восстановить единство объективного и субъективного, экстравертных и интровертных цивилизаций, добиться высокого гармоничного сочетания различных культур, — это время наступило. Япония не была агрессивной страной, пока не переняла хитрость Запада. Пока двери её не были взломаны, её искусство и философия соответствовали восточной традиции. Освоив западную технологию, она выбросила за борт свою древнюю культуру. То, что случилось в Японии, может случиться и в других странах Востока, но если Япония относительно небольшая страна, то Китай, Индия и их соседи являются обширными и густонаселенными. Боже упаси, если они повторят новейшую историю Японии. Наша деятельность в области мирового воссоединения должна включать, посредством наших собственных усилий понять и освоить, призыв к странам Востока сохранять и развивать основные ценности своих региональных культур. Если Запад занят поиском принципов мирной плодотворной жизнедеятельности, то Восток может составить противовес нашему агрессивному материализму.

Если новый синтез призван восстановить культурное и духовное единство человечества, то Западному миру придется проявлять смирение при обращении к Востоку. Восточный мир по присущей ему природе не станет вырабатывать физической энергии, чтобы идти на Запад. Мы, западные люди, пришли на Восток в поисках рынков сбыта продуктов нашей механической энергии, и мы должны вернуться в наш собственный мир, магнетизированные субъективными энергиями Востока и сознавая их. Наше агрессивное коммерческое проникновение в восточные страны и в силу этого тесные контакты с населяющими их народами имели результатом, в виде непредусмотренных “дивидендов”, принесение литературы, философии и искусства Востока на Запад. Мы можем, если захотим, воспользоваться огромным наследием восточной культуры, доступным для нас хотя бы благодаря ближайшим библиотекам.

Наша главная надежда на выживание в этом в высшей степени поляризованном мире основана на всемерных попытках синтезировать обе культуры, пока ещё есть время. Если Восток откажет нам в этом времени и решит просто встретить нас на наших собственных условиях, это может оказаться концом истории для всех нас, как на Востоке, так и на Западе.

В нынешний век промышленности и экспансии налицо всё больше свидетельств могущества восточной мысли, проникающей в науку, философию и искусства Запада. Психосоматическая медицина, парапсихология, аналитическая психология Юнга — только первые признаки появления современных исследований, обращенных к внутреннему миру. Новый учет духовного фактора в жизни и образовании — это нечто большее, чем возвращение некоторых ранних форм христианской идеологии.

В системе образования, предназначенной для Нового Века, предложенная Тибетцем модель восточно-западной философии займет своё надлежащее место. В качестве элементов полной теории образования мы видим:

  • (а) Субъективное Планирование — теория творческого саморазвития индивидуума.
  • (б) Объективное Планирование — теория общества, в котором люди могли бы достойно жить.

Психологические и социальные основы образования в Новом Веке должны быть сформулированы как можно более исчерпывающе. Следующий шаг состоит в том, чтобы проверить справедливость этих принципов на практике. Испытание должно проводиться скорее в русле практичных техник, присущих индийской психологии, нежели западными позитивистскими методами. И пока эта программа не пройдет требуемой проверки, было бы напрасной тратой времени предрешать её результат. Однако не стоит рассматривать подходы древнего Востока и современного Запада, как взаимоисключающие и альтернативные. В некоторых случаях эти подходы — просто два “языка” для констатации универсальных истин о человеческой природе, и мы вовсе не стоим перед необходимостью противопоставления “или — или”. Перевод с одного языка на другой может уменьшить странность терминологии. Например, точка зрения Тибетца, что “медитация — это продумывание вещей до конца”, хорошо согласуется с доктриной Дьюи. Как только число непривычных элементов убавляется, понимание сразу облегчается.

То, что данный кратко набросанный проект исследований — не туманная философская фантазия, а насущная и неотложная потребность, подтверждается документом, выпущенным Отделом культурной работы ЮНЕСКО, в котором тема обсуждения сформулирована в следующих словах: “Концепция человека и философия образования на Востоке и Западе”. В нем говорится:

“ЮНЕСКО не может оставаться безразличной к этой проблеме (Востока и Запада); она обязана встретить её лицом к лицу в нынешних мировых условиях, вызванных всё более ускоряющимся процессом объединения, сокращения расстояний, возрастающим значением технологии, постепенным достижением всеми народами политической независимости и взятием на себя международной ответственности, но больше всего тревогой и растерянностью, терзающими обе великие цивилизации прошлого, которые готовы дать рождение единой цивилизации будущего, но теряются перед угрозой мирового кризиса, который они не смогут контролировать.”

В статье “Наша цель — единство” в “Свободном мире” за октябрь 1944 г. д-р Альберт Эйнштейн с сожалением отметил “одиозное материалистическое отношение к жизни, которое толкает к необузданному эгоизму”. Но как исправить материализм и эгоизм нашей культуры? Посредством расчетов на пространственно-временном полотне теории относительности? Это было бы холодным выражением горячего сочувствия, и Эйнштейн такого не предлагает. В действительности Эйнштейн не выдвигает чёткого решения. Правда же состоит в том, что единственным противовесом “материализму” служит “идеализм”, и исходить он должен из самой сути науки в результате эволюционного развития. Исследователи, знакомые с данными науки, должны взять наши знания о природе и объединить их в целостную систему принципов для разработки пифагорейско-платоническо-бруновской космологии, картины мира, подобной пантеизму восточного мышления, благодаря которой человек мог бы почитать природу потому, что природа достойна благоговения и почитания. Гуманизм, который чрезмерно антропоцентричен, утратил равновесие и нуждается в мировой философии, в которой беспредельный и вечный космос являл бы собой другой полюс оси, вокруг которой может расти и расширяться новый синтез.

Средство от “болезни современного человека” имеется, и многие его компоненты описаны в этой книге, посвящённой образованию в будущем. Осуществление упомянутых принципов — дело самого человечества. То, что её теории не остаются безразличными и непонятными для современных педагогов, подтверждает тот факт, что в отдельных местах уже предпринимаются эксперименты в области образования, которые должны выразить потребность в синтезе. Примером такого предприятия может служить проект “самонаблюдения”, финансируемый Фондом Форда, от которого исходит предложение Отделу объединённых исследований при Университете Питтсбурга. Приводим выдержки из отчета, описывающего этот эксперимент:

“Предлагается, помимо трёх действующих ныне подразделений гуманитарных, общественных и естественных наук и внеотделов, входящих в эти подразделения, основать в университете Питтсбурга новый отдел. Этот отдел будет называться Отделом объединённых исследований. Он будет заниматься поиском взаимосвязей между различными дисциплинами, уже преподаваемыми в университете. Главной его целью является развитие навыка синтетического мышления, собирание или создание того объема мудрости, который необходим для человеческой эволюции и личного развития.

Поскольку обобщенная интерпретация и понимание — не наука в строгом смысле слова, а выборочное постижение предшествующих групп концепций и принципов, то данный отдел не будет присуждать учёных степеней в своей собственной области, или “сфере”. Отдел объединённых исследований в первую очередь служит вспомогательным отделом для студентов и преподавательского состава университета, выполняющих свою основную работу в более специализированных областях.

До настоящего времени в таком дополнении к нашим высшим учебным заведениям не было необходимости. Но с возрастанием числа специальных отраслей знания — когда нас буквально заваливает лавина информации и сведений — настало время серьёзно взяться за выяснение значения этого знания. Если университет будет не в состоянии синтезировать универсальные основы современного обучения, он не сможет исполнять свою историческую роль и преподносить универсальные принципы просвещённым индивидуумам, стремящихся к благам достойной жизни. Эта безотлагательная нужда требует точной констатации и признания, если мы хотим сознательно найти решение проблемы.

Главная цель “успеха в учении” (по выражению Бэкона) – пролить свет на четыре главных вопроса человеческого существования:

  1. Что такое человек?
  2. Что представляет собой физическая вселенная (космос), в которой человек живет?
  3. В ходе каких эволюционных процессов род человеческий выделился из матрицы природы, так что человек смог стать тем самосознательным и творческим индивидуумом, каким он является сейчас?
  4. Исходя из знаний о космосе и человеческой природе, какой наилучший вид общества можно предложить для прогрессивной и самостоятельной эволюции человека?

В поиске ответов на эти вопросы, обеспечивая изучающих поддержкой и данными, необходимые для формулировки собственных ответов, преподаватели Отдела объединённых исследований не будут занимать позицию экспертов по интеграции. Вместе с заинтересованными учащимися члены преподавательского состава сами будут искателями синтеза. Чтобы проиллюстрировать характер предполагаемых курсов, приводим следующие темы:

  1. Социология знания.
  2. Взаимоотношения религии, философии, науки и искусства.
  3. Теория информации, кибернетика и семантика.
  4. История и философия науки.
  5. История и предположения демократической теории государственного управления (идеологии).
  6. Вклад биологии, социологии и психиатрии в человеческое благосостояние и прогресс.
  7. Единство знания.
  8. Эволюция системы ценностей от первобытной культуры до современной промышленной цивилизации.

Первое условие всех подобных курсов состоит в том, чтобы они связывали между собой не менее трёх так называемых исследовательских отделов. Таким образом студенты и преподаватели будут поощряться развивать видение — ``чтобы устойчиво видеть жизнь как целое``”.

Исходные принципы Тибетца найдут подготовленную почву в таких экспериментальных областях.

Оливер Л. Рейзер
Отдел философии
Университет Питсбурга
Питсбург, Пенсильвания,
США

 
bugfixer invisible agent