Алиса А. Бейли «Лучи и Посвящения»


Стансы для учеников

Путь

Не пытайся, о дважды Благословенный, постичь духовную суть, пока не замолк ум. Не так ищется мудрость. Лишь тот, кто обуздал ум и видит мир как в зеркале, может, ничем не рискуя, быть одарен внутренним чувством. Лишь тот, кто знает об иллюзорности пяти чувств и о том, что от них ничего не остаётся, кроме следующих двух, может проникнуть в тайну следующего за Распятием переноса.

Путь, по которому идёт Служитель, есть путь огня, пролегающий через его сердце в голову. Не на путях удовольствия и боли достигается освобождение и обретается мудрость. Лишь трансцендируя их, лишь сплавляя боль и удовольствие, можно достичь цели, той цели, что светит впереди, подобно точке света во тьме зимней ночи. Эта точка света подобна крохотной свече во мраке чердака, но — по мере продвижения по ведущей к ней стезе через слияние полюсов противоположностей — сияние этой мерцающей холодным светом крошечной точки неуклонно растёт, пока ум странника на пути не наполнится теплым светом яркой лампы.

Иди же, о Странник, с неизменным упорством. Не от свечи сияет свет и не от земной лампы, что горит от масла. Сияние постоянно возрастает, пока путь не окончится в блеске славы и бредущий в ночи не превратится в дитя солнца и не войдёт в порталы этой ослепительной сферы.

Кубок кармы

Есть кубок, который держат у уст тех, кто пьёт, четверо великих Владык Кармы. Всё содержимое его вплоть до последней капли придётся испить, прежде чем наполнится он напитком более чистым и сладким. И этого часа наполнения ждут Семь Владык космической Любви.

Кубок — ничто. Капля за каплей вытекает его содержимое, но не иссякнет раньше того решающего часа, когда Странник возьмёт его. Вот он берёт его из рук Тех, Кто, склонившись, подносит этот кубок к его устам. До этого дня Они держали кубок, и Странник пил из него с внутренней слепой тревогой. Но пробил час, он поднимает голову и видит запредельный свет. Он берёт кубок и, лучась от радости, осушает его до дна.

Меняется напиток в кубке, из горького он становится сладким. Огненная эссенция исчезает в прохладных жизнедательных потоках. Огонь, что принимался прежде, жёг, опалял и иссушал. Теперь питьё прекращает жженье, исцеляет раны и насыщает всё.

Четверо, склонившись, наблюдают за работой. Они отдают кубок Кармы, и нежные Владыки Космической Любви готовят другой напиток. Когда кубок опустел (опустошённый сознательной волей), Они вливают в него то, что нужно теперь для более насыщенной и объемлющей жизни. Не будучи использованным, наполненным, осушённым и постигнутым как ничто, кубок не сможет надёжно держать то, что будет дано потом.

Осушив кубок до дна, Странник поворачивается к страждущему миру. С кубком в руке (испитым и вновь наполненным, но переставшим служить эгоизму) он внимает нуждам борющихся людей, которые идут по пути вместе с ним. Он не пьёт сам напиток любви, священного огня, прохладное оздоровительное питьё, но протягивает его другим. На стезе утомлённого человека он становится Владыкой Могущества — могущества, обретённого благодаря исполненной работе, могущества, достигнутого сознательной волей. Испив кубок Кармы, он получает право служить.

Взгляни, о Странник, на цель. Узри сияние славы далёко впереди, свет, которого ничто не затмит. Бери кубок и быстро пей, не обращая внимания на боль. Пустой кубок, твёрдая рука, решительное и непоколебимое стремление приводят к кратковременной агонии, за которой открывается светозарная жизнь.

Внимающий странник

Внимай, о Странник, как произносят Слово великие Дэва-Владыки. Заставь замолкнуть все земные вибрации, утихомирь беспокойные метания низшего ума и напряжённым слухом лови те звуки, что поднимаются к престолу Логоса. Услышит их лишь чистый сердцем, и лишь кроткий отзовётся.

Штормовой гул земной борьбы, пронзительная вибрация водной сферы, грохот, несущийся из места мысли, заглушают звук и не дают услышать его тон. Тот, кто безмолвен, бесстрастен и внутри спокоен, кто видит всё посредством божественного света, а не идёт за светом, что отражается в трёх сферах, скоро услышит. Из окружающего эфира к нему пробьётся нота, отличная от тех тонов, что звучат в дольнем мире.

Слушай же, о Странник, ибо когда звук этот красочной вибрацией коснётся внутреннего чувства, знай, что ты достиг точки великого перехода.

Не пропусти, о Странник, наступления того часа. С очищенным стремлением поднимайся выше за этим Звуком. Знай, что когда тон его пробьётся сквозь туманный рассвет или нежно зазвенит в ушах в солнечном мягком свете, то скоро внутреннее слышание претворится в расширенное восприятие и сменится видением и совершенным пониманием.

Знай, что когда музыка сфер, нота за нотой, несётся к тебе на туманной заре или в солнечный полдень, прохладным вечером или глубокой ночью, то в своих ритмических тонах несёт она тайну откровения.

Эзотерический фрагмент

Где те врата, о Лану, что охраняют путь троичный?

В священном сердце Того, Кто есть тройственный Путь. Я достигаю врат и вхожу внутрь, вступая в Сердце благодаря глубокому состраданию.

Сколько же всего врат, о Странствующий по пути?

Всего семь, и каждые ведут в центр великой сферы блаженства. Стремящийся к познанию должен найти первые врата. Пройдя их, он через периодические циклы времени будет находить и остальные шесть.

О глубоком сострадании ты говоришь как о ключе, что открывает врата настежь. Объясни как можно проще, что нужно для этого.

Кроткое милосердие, которое знает, видит, и понимает; чистые слезы, чтобы грехи брата смыть; пламенная отвага, чтобы взять брата за руку, поднять и повести его, хотя бы весь мир противился тому; способность понимать, выработанная на опыте и потому знающая; ввести же во врата должно оккультное чувство единства.

А что ещё приводит человека к порталу Пути?

Сначала сострадание и сознательное единение; затем смерть каждой формы, удерживающей и скрывающей жизнь; а также мудрость в сочетании с учебой и мудрое использование Слова; речь оккультного характера и безмолвие Центра среди шума всего мира.

Можешь ли ты, о Лану, изложить эти мысли тремя словами?

Сначала Единство, затем Слово и, наконец, Рост.

Целительство

Фиолетовый центр, окружённый жёлтым цветом, незаметно становится красным. Жёлтый нарастает и защищает. Он окутывает ядро. Когда ты проникаешь в смысл фиолетового, законы здоровья и магнетического облегчения больше не запечатаны для тебя. Дэвы теней срывают печать, желтый сближается с фиолетовым, и красного становится больше. Ряды смыкаются, и можно сотрудничать. При вскрытии печати отворяются врата. Эти три суть великие Помощники, в Чьих руках знание для следующего поколения. Подходи.

Скрытый портал

Посреди высохшей пустыни виден гигантский огненный конус. Перед конусом в нерешительности стоит человек. Конус высится между человеком и плодородным краем.

Конус вздымается над иссохшей пустошью. Не чувствуется ничего, кроме его жара, и не видно ничего, лишь его слепящий блеск. Его пламя прошло по стране, оставив голую пустыню. Он выбрасывает огонь, пожирающий всё перед ним. Всё зелёное гибнет, и обитатели сферы отступают перед пламенем, опаляющим и сжигающим, безжалостным и прекрасным.

У конуса белая внутренняя сердцевина, он окружён красным пламенем и распространяет жёлтый огонь. Словно завесой невыносимого жара он закрывает перспективу, не позволяя видеть то, что находится за ним. Он заволакивает всё пространство розово-красной пеленой с тёмно-оранжевым оттенком.

Из богатого зелёного края Путник забрёл далеко в бесплодную пустыню. Он ни за что не держался и ничего не сохранил, ничего, кроме сильного желания. Он не может повернуть назад, и ему остаётся только идти вперёд, в огонь.

Из сердцевины огненного конуса доносится до него голос: «Созерцай место Бога».

Его слуха коснулась нота из огненного конуса и, затронув струну в его груди, пробудила быстрый отклик.

Поспеши, о Странник, в пламя. Брось вызов неистовому огненному жару, войди в портал, что скрыт за его светом.

Владыки Пламени охраняют там незримую, неведомую дверь. Глубоко в жёлтой сердцевине, скрытой внешней гранью, находится ключ к тайне. На пороге этой внутренней двери, на незримой ступени, до которой нужно дойти, ноги погружаются в бахрому пламени. Протяни руку и, коснувшись двери с чистым намерением, постучи трижды. На твой призыв ответит голос: «Кто здесь ищет путь?»

Ключ

Первый ключ спрятан под Порогом под охраной Стража. Прорвавшись внутрь, нужно наклониться и взять его после напряжённых поисков решения. Рука, сжимающая ключ, должна иметь в центре след от гвоздя, и если это так, то первая дверь отворится.

Второй ключ лежит на Пороге на куче терния. Из центра стоп твоих должна сочиться кровь, растворяющая все препятствия. В ступнях кроваво-красных и пробитых гвоздями руках заключена тайна. Стремись иметь такие ступни и руки. Тогда прикосновением своим откроешь и вторую дверь.

Третий ключ находится на полпути наверх и виден точно на уровне сердца. Чтобы его взять и им воспользоваться, тебя должно пронзить копьё и кровь должна излиться, очищая и давая полноту. Лишь те, кто таким образом очищен, могут завладеть ключом и пройти через третью дверь.

Оккультная весть

Ключ найден и поворачивается руками, что служат Свету, и сердцем, что бьётся любовью, открывая дверь настежь.

Спешащий к свету проходит торопливым шагом в дверь и ждёт. Но ждёт он деятельно, удерживая дверь открытой для тех, кто следует за ним.

Раздаётся голос: «Брат мой, закрой дверь, ибо каждый обязан повернуть ключ собственной рукой и пройти через дверь в одиночку. Свет ослепительный в Господнем Храме сияет не для всех в один и тот же момент или час каждого дня. Каждый знает свой час. Твой час пробил Ныне.

Закрой же дверь, брат мой. Помни, что те, кто остались позади, не знают, что дверь открылась или закрылась. Они её не видят. Остановись на этой мысли, брат, и, войдя в дверь, тщательно закрой её и вступи затем на новый этап восходящего Пути — в одиночку и, всё же, не один.

Распятие

В мистическом Сердце, в двух его долях хранится ключ к резервуару. При выходе и возвращении образуется крест. Он стоит посредине, а по обе стороны от него проходят пути правой и левой руки. На нём распят человек, а с двух сторон эти пути — один справа, другой слева. В понимании ключа, в открытии и закрытии дверей скрыта жизнь вечная. Так знай же и вникай.

Крест

В Кресте сокрыт Свет. Вертикальное и горизонтальное созидают взаимным трением, вибрирующий Крест искрится, и возникает движение. Когда вертикальное вбирает горизонтальное, наступает пралайя. Эволюция — это движение горизонтального к направленной вверх позитивности. В тайне направления заключена сокровенная мудрость; в доктрине вбирания заключена способность к исцелению; в превращении точки в линию и линии — в крест заключена эволюция. В обращение креста в горизонталь заключено спасение и покой пралайи.

Чаша

Нижняя чаша поднимается, как тёмный, или мрачный, цветок. Безрадостной она кажется со стороны, но внутри неё временами загорается свет, рассеивая иллюзию.

Вторая чаша поднимается из нижней оболочки, словно цветок из зелёной чашечки. Эта чаша розового цвета с множеством теней, и со стороны кажется, что её окраска затмевает сияющий внутри неё свет. Но это лишь иллюзия, которую развеет само время.

Всё венчается третьей чашей, которая со временем широко распускает свои лепестки. Она кажется голубой и сливается с розовой, поначалу образуя мрачную непроницаемую тень, закрывающую свет.

Внутри трёх чаш, скрытый в глубине сердца, сияет божественный свет, вначале крошечный, но постоянно разгорающийся. Излучая тепло и присущую ему божественную вибрацию, он создаёт для себя радужную оболочку. Из своей тройной чаши он выступает, подобно опустившемуся на цветок пузырьку воздуха.

Под радужной оболочкой горит внутреннее Пламя, сжигая грубый низший материал. По мере приближения к Пути свет становится ярче. Вовне из плотной тёмной чаши, образующей основание, пробивается свет небесный, и наконец все, кто видит сияние, внутренне восклицают: «Се, Бог здесь».

Из розово-красной чаши пробивается внутреннее свечение, и скоро краснота земного желания превращается в свечение небесного огня и всё теряется, кроме устремления, которое не затемняет чашу кармической окраской.

Из голубой чаши ярко светит внутренний божественный свет, пока все формы не сгорают и не исчезают. Не остаётся ничего, кроме божественной абстракции. Лишь оболочки остаются внизу, лишь формы для употребления, и что за странное событие происходит в момент кульминации? Задержись, о Странник, перед странным явлением, склони голову и наблюдай движение огня. Тройная чаша постепенно превращается в алтарь, и с этого тройственного алтаря огонь поднимается к своему Источнику. Когда поднимается и распространяется внутреннее пламя, то красота залитой белым сиянием центральной сферы поражает миры, заставляя их воскликнуть: «Се, Бог здесь».

Пламена беспрестанно поднимаются выше, распространяя тепло, пока в назначенный час всё не разрушается пламенем и не исчезает, и вековая работа вмиг обращается в ничто.

Но из четверичного огня, с алтаря веков сходит Освобождённый, Пламя. Двойное пламя возвращается в огонь Космоса. Сущность растворяется в Трёх, соединяясь со своим Источником. Искра превращается в Пламя, а Пламя — в Огонь и вливается в сияющее космическое великолепие, что скрывает в сердце тайну Пяти.

Огненный мантрам

Точка света в блистающей радуге, о Странствующий по Пути, то увеличивается, то уменьшается, по мере того как более или менее упорное усердие раскрывает цель в сердце.

Незримая и незаметная, эта точка есть всегда. Темна и безотрадна ночь, и на сердце у непросветлённого Странника тяжело. Хоть ночь темна, но нет печали, когда за сумрачным порталом виден яркий манящий свет, свет, что всегда мерцает впереди и своим отблеском постоянно влечёт Странника вперёд.

Шесть раз свет разгорается и гаснет, шесть раз ощущается его жар, а на седьмой раз возгорается Пламя.

Шесть раз возгорается Пламя, шесть раз возобновляется горение, а на седьмой раз алтарь теряется из виду и остаётся лишь Пламя.

Шесть раз возникает огненный круг, шесть раз горит и отделяет ревущее горнило, а на седьмой ничего не остаётся, только возносящееся Пламя, восходящее к Духу Триады.

Шесть раз восходит Пламя, и шесть раз рассеиваются тучи, а на седьмой не видно ничего, кроме извечного огня.

Шесть раз пламя поглощает воду, шесть раз исчезает влага, а при седьмом великом поглощении не остаётся ничего, лишь радужный огонь.

Три раза охватывает огонь, три раза меркнет солнце, а на четвёртый работа сделана, и ничего не остаётся, кроме изначального Пламени. Оно поглощает, возвращает, получает и остаётся. Когда через Пламя проходит всё, что есть, Время прекращается.


 
bugfixer invisible agent