Алиса А. Бейли «От интеллекта к интуиции»

ГЛАВА 9

Практика медитации

“Следует заметить, что Учение, содержащееся в этой книге, предназначено не для всех, а только для тех, кто успешно подавляет чувства и страсти, кто уже достиг определённого прогресса в молитве и приглашён Богом на Внутренний Путь, на котором Он вдохновляет и направляет их, освобождая их от препятствий, замедляющих их продвижение к совершенному созерцанию”.

Мишель де Молинос
Духовный Путеводитель

 


До сих пор наши рассуждения были академическими, сравнительными и ориентирующими. Был указан Путь, пройденный многими, и рассмотрен Путь Просветления. Теперь нам надлежит вплотную заняться усвоением сути той практической работы, которую мы способны выполнить сами, поскольку иначе будет упущена цель нашего исследования медитации, и мы лишь увеличим свою ответственность, не сделав никакого реального шага на Пути.

Сразу же встают два вопроса, требующих нашего внимания.

Вопрос первый: может ли любой желающий освоить технику Медитации с пользой для себя?

Вопрос второй: Знающие Востока достигали Просветления, удаляясь от мира в уединение и молчание, что на Западе сегодня невозможно, учитывая условия жизни в нашей цивилизации. Можно ли рассчитывать на успех, не удаляясь от мира в леса и джунгли или в монастырское уединение?

Разберем каждый вопрос по отдельности. Их следует прояснить и дать на них ответ, прежде чем мы перейдем к освещению медитативной работы и укажем целесообразный метод.

Отвечая на первый вопрос относительно общей пригодности всех стремящихся к этой нелегкой работе, следует с самого начала помнить, что само стремление к ней можно считать знаком зова души к Пути Знания. Никого не следует сдерживать, даже если он обнаруживает недостаток некоторых существенных требуемых качеств. Многие из нас выше, мудрее и оснащены лучше, чем нам кажется. Если мы хотим, то можем немедленно начать работу по концентрации. У нас огромные резервы знаний и умственных способностей, которые мы никогда не востребовали из подсознания для объективного использования. Это подтвердит любой, кто наблюдал воздействие Медитации на начинающего, нередко к огромному изумлению для него самого, поскольку он не знает, что делать со своими открытиями. Результаты первого шага в практике Медитации, то есть Концентрации, часто бывают ошеломляющими. Люди “находят” себя; они обнаруживают в себе скрытые способности и понимание, которыми ранее не обладали. Они развивают осознание феноменального мира, представляющегося им чудесным, они внезапно открывают факт существования ума и возможность его использования. Для них становится совершенно очевидным различие между познающим и инструментом познания. В то же время появляется чувство утраты. Исчезают прежние мечтательные состояния блаженного покоя, которые свойственны мистическим молитве и медитации, и на время появляется нередко чрезвычайно удручающее ощущение скуки и опустошённости. Всё это — следствие того, что фокус внимания отвлекается от объектов чувственного восприятия, даже от самых прекрасных из них. То, что ум знает и может засвидетельствовать, еще не осознаётся, а аппарат восприятия не производит привычного впечатления на сознание. Это переходный период, который следует пережить, пока новый мир не начнет запечатлеваться в сознании стремящегося. Это одна из причин, по которым необходимы постоянство и упорство, особенно на ранних стадиях медитативного процесса.

Одним из первых следствий медитативной работы обычно является повышение эффективности в повседневной жизни, будь то дома, на работе или в любой иной сфере человеческой деятельности. Ментальный подход к жизни сам по себе является упражнением в концентрации, дающим замечательные результаты. И независимо от того, достиг или нет тот или иной человек просветления посредством практики концентрации и медитации, он уже много приобретает и существенно обогащает свою жизнь; его способности и отдача значительно возрастают, и сфера его влияния расширяется.

Поэтому даже с чисто мирской точки зрения полезно научиться медитировать. Кто может сказать, что возросшая эффективность жизни и служения не столь же важный шаг на пути, что и мистические видения? В конечном счете духовные результаты ментальных усилий нашего Западного делового мира могут оказаться столь же важным вкладом в совокупность духовных достижений, как и любые влияния, отмечаемые в сфере организованных религиозных устремлений. Сотни лет тому назад Конфуций учил, что достижения цивилизации в высшей степени духовны в силу самой своей природы, ибо они являются следствиями идей. Ху Ши утверждал на симпозиуме “Куда идет человечество?”, что “… цивилизация, которая максимально использует ум и изобретательность человека в поисках истины с целью установления контроля над природой и преобразования материи ради служения человечеству, с целью освобождения человеческого духа от невежества, суеверий и рабской зависимости от сил природы и ради реформы социальных и политических институтов на благо максимального числа людей — такая цивилизация в высшей степени идеалистична и духовна”.[129]Биард, Чарльз, 
Куда идет человечество?, стр. 41

Наше представление о духовности постоянно расширяется. Мы видели, как через использование желания, чувства и эмоциональных реакций многие тысячи людей достигают той точки, когда они побуждаются преобразовать желание в устремление, чувство в восприимчивость ко всему духовному, а любовь к себе в любовь к Богу. Так появляется мистик.

Мы стали свидетелями возникновения двух поразительных явлений в деловом мире, в профессиональной сфере, а также в науке и искусстве благодаря использованию ума: во-первых, большой организованный бизнес, несмотря на его эгоистические интересы и материалистические идеи, был доведен до состояния, когда в нём стало проявляться групповое сознание; во-вторых, впервые стали всерьез приниматься во внимание групповое взаимодействие и интересы большинства. Эти чисто духовные последствия указывают на рост осведомлённости души и являются слабыми намёками на грядущее братство душ. Сейчас во всех сферах прикладная наука настолько развита, что она проникла даже в сферу энергии и чистой метафизики. Исследование материи привело нас в область мистицизма и трансцендентализма. Наука и Религия встречаются в мире невидимого и неосязаемого.

Это шаги в верном направлении. Когда ментальные способности расы разовьются посредством наших Западных технологий в деловой сфере (огромной школе концентрации), станет неизбежной — и это уже часто происходило — трансмутация, подобная той, что происходит в сфере желания. Тогда ум сможет переориентироваться на более высокие и более истинные ценности, сфокусировавшись в направлении, отличающемся от материальной жизни. Появится знающий.

Поэтому каждый, кто не принадлежит к чисто эмоциональному типу людей, обладает достаточным образованием и желает упорно работать, может начать изучение медитации с большой надеждой на успех. Он может начать реорганизовывать свою жизнь, сделав тем самым на пути к просветлению первый шаг, самый трудный из всех подобных шагов. Полезно помнить, что всякий первый шаг труден, ибо ещё не устранены многолетние привычки и ритмы. Однако как только он сделан и результаты его усвоены, выполнять работу становится проще. Намного труднее научиться читать, чем прочитать трудную книгу.

Древнюю науку Медитации, “царский путь к Единению”, как её иногда называют, можно было бы также назвать наукой координации. Мы уже научились координировать эмоционально-чувственную природу желания с физическим телом в ходе эволюционного процесса настолько, что эти состояния стали автоматическими и часто непреодолимыми. В настоящее время физическое тело — просто автомат, порождение желания — высокого или низкого, благого или дурного в зависимости от обстоятельств. Многие сейчас координируют ум с этими двумя уже скоординированными факторами, и благодаря нашей современной широко распространенной системе образования мы интегрируем в единое целое составные части человеческого существа — его ментальную, эмоциональную и физическую природу. Концентрация и начальные этапы медитативной работы значительно ускоряют координацию; за ней следует объединение тройственного человека ещё с одним фактором — фактором души. Он присутствует всегда, подобно тому как ум всегда присутствует в человеческих существах (не являющихся идиотами), однако он пассивен до тех пор, пока не приходит его время и пока не проделана необходимая работа. Это вопрос сознания. Профессор Макс Мюллер пишет в своей книге Теософия, или Психологическая Религия:

“Следует помнить, что фундаментальным принципом философии Веданты было не ‘Ты есть Он’, а ‘Ты есть То!’ и не ‘Ты будешь’, а ‘Ты есть’. Это ‘Ты есть’ выражает нечто такое, что было, есть и всегда будет, а не то, чего ещё предстоит достичь или что должно последовать, например, после смерти…. Индивидуальная душа не становится Брахманом посредством истинного знания; она является Брахманом, как только она узнаёт, чем она является на самом деле и чем всегда была”.[130]Мюллер, Макс,
Теософия, или Психологическая Религия, стр. 284

Апостол Павел подчеркивает ту же истину, говоря: “Христос во мне, упование славы”. Эта внутренняя Реальность познаётся посредством подготовленного и сфокусированного ума. Три в Одном и один в Трёх становятся доказанным фактом естественной эволюции жизни Бога в человеке.

Таким образом, становится очевидным ответ на первый из наших вопросов:

Во-первых, мы принимаем гипотезу существования души, которая может быть познана человеком, способным тренировать и контролировать свой ум.

Во-вторых, исходя из этой гипотезы, мы начинаем координировать три аспекта низшей природы и объединять ум, эмоции и физическое тело в организованное составное Целое с помощью практики концентрации.

В-третьих, когда концентрация переходит в медитацию (представляющую собой акт продолжительной концентрации), начинает ощущаться наложение на ум воли души. Постепенно душа, ум и мозг вовлекаются в тесное взаимодействие. Сначала ум начинает контролировать мозг и эмоциональную природу. Затем душа принимает на себя управление умом. Первое достигается концентрацией, второе медитацией.

Благодаря такой последовательности действий заинтересованный исследователь пробуждается к осознанию предстоящей работы и к пониманию того, что первым необходимым требованием является упорство. Можно отметить, что работе координации способствуют две вещи. Во-первых, это стремление достичь контроля над умом посредством сосредоточенной жизни. Отличающая мистика жизнь самоотдачи и преданности уступает место жизни, проводимой в сосредоточенности и медитации, которые характерны для знающего. Организованная жизнь мышления (всегда и в любых обстоятельствах) и, во-вторых, ежедневная практика концентрации, по возможности в определённое время, ведут к выработке однонаправленной позиции; в совокупности это становится залогом успеха. Первый фактор требует времени, но к нему можно приступить сразу. К выполнению второго требования, концентрации в установленное время, тоже можно приступить сразу, но его успех зависит от двух факторов: регулярности и упорства. В случае первого требования, успех тоже в значительной мере зависит от упорства, но также и от использования воображения. С его помощью мы принимаем позицию Наблюдателя, Воспринимающего. Мы представляем себя Мыслящим (а не чувствующим) и постоянно направляем свои мысли в определённом избранном направлении, заставляя себя обдумывать избранный предмет размышления и отказываясь допускать те мысли, которые мы решили исключить, однако не методом запрета, а методом активного интереса к другой теме. Мы отказываемся разрешать нашему уму произвольно бродить по всему миру или вовлекаться в активность под воздействием чувств, эмоций и потоков мыслей, наполняющих окружающий нас мир. Мы заставляем себя относиться со вниманием ко всему, что мы делаем, будь то чтение книги, занятие своими делами дома или на работе, общественная или профессиональная деятельность, беседа с другом или любое другое занятие в данный конкретный момент. Если это занятие таково, что не требует активного участия мышления и может протекать автоматически, мы можем выбрать то или иное направление ментальной активности, или размышления, и следовать ему с пониманием, пока наши руки и глаза заняты своей работой.

Истинная концентрация развивается из сосредоточенной жизни, направляемой мыслью, и первый шаг стремящегося заключается в том, чтобы начать организовывать свою повседневную жизнь, регулировать свою деятельность, становясь сфокусированным и сосредоточенным в способе проживания собственной жизни. Это доступно всем, кто решился приложить требуемые усилия и настойчиво продолжать их. Это первое и основное требование. Если мы можем организовать и преобразить свою жизнь, мы тем самым демонстрируем свой характер и силу своего намерения. Таким образом, должно быть ясно, что со стороны устремлённого человека недопустимо пренебрежение долгом. Поскольку он начинает устранять из своей жизни всё ненужное, он будет более совершенным образом и более эффективно выполнять свои семейные, дружеские, деловые и профессиональные обязанности и обязательства и находить время для выполнения дополнительных обязанностей, налагаемых на него его духовными устремлениями. Он не станет уклоняться ни от каких обязанностей, поскольку его сфокусированный ум позволит ему делать больше с меньшими затратами времени, чем раньше, и добиваться лучших результатов. Люди, направляемые своими эмоциями, расходуют много времени и энергии и достигают меньшего, нежели те, кто сфокусирован ментально. Человеку, обученному методам ведения бизнеса и достигшему положения ответственного руководителя, легче практиковать медитацию, чем не привыкшему думать исполнителю механической работы или женщине, живущей исключительно домашней и социальной жизнью. Эти две последние категории людей должны сначала научиться организовывать свою повседневную жизнь, отказавшись от несущественных видов деятельности. Для такого типа людей, постоянно слишком занятых, чтобы найти двадцать свободных минут для медитации и час для изучения, это зачастую непреодолимая проблема. Они настолько заняты приятными сторонами социальной жизни, механической домашней работой, массой ничтожных занятий и бессмысленными разговорами, что неспособны осознать, что практика концентрации позволила бы им гораздо лучше сделать всё, чем они до сих пор занимались, и многое сверх того. Образованный руководитель, ведущий занятую и наполненную жизнь, гораздо легче находит дополнительное время для души. У него всегда находится свободное время для занятий. Он научился концентрироваться и нередко медитировать; всё, что от него требуется, это изменить фокус внимания.

Ответ на второй вопрос относительно необходимости удалиться в уединение, чтобы пробудить отклик души, наводит на несколько интересных соображений. Исследование ситуации может навести на мысль, что современный западный стремящийся должен либо отказаться от культивирования природы души до того времени, когда он сможет выполнить древнее требование уединения, либо сформулировать новый метод или занять иную позицию. Не многие из нас в состоянии отказаться от своих семей и обязанностей и удалиться из мира людей, чтобы медитировать и искать просветления под собственным деревом Бо. Мы живём среди людской толчеи и суеты, полностью исключающих любую возможность добиться тишины и покоя. Так что же, эта проблема неразрешима? Неужели нет никакого способа преодолеть эту трудность? Неужели нам придётся отказаться от всякой надежды на просветление, так как мы не можем позволить себе (в силу обстоятельств, климатических и экономических условий) удалиться от мира людей и искать мир души?

Несомненно, решение лежит не в отказе от реализации возможностей, засвидетельствованных людьми предыдущих рас и веков. Оно лежит в области правильного понимания проблемы и в нашем безусловном праве сделать явным новый для нас аспект древней истины. Мы, люди Запада, принадлежим к молодой расе. На древнем Востоке немногочисленные отважные первопроходцы искали уединения, доказали нам наши возможности и разработали для нас правила. Они сохраняли для нас технические приемы, пока люди не стали готовы к массовому, а не индивидуальному, поступательному движению. Это время пришло. В суете и напряженности современной жизни, в джунглях мегаполисов, среди постоянного шума и праздных разговоров мужчины и женщины всего мира могут найти и находят в себе центр покоя, они могут войти и входят в то состояние безмолвной позитивной концентрации, которая позволяет им достигать той же цели, того же знания и входить в тот же Свет, о котором свидетельствовали все великие Представители расы. Мы можем обнаруживать, что точка уединения, куда удаляется человек, находится в нас самих. Место безмолвия, в котором мы вступаем в контакт с душой, — это та точка в голове, где встречаются душа и тело, та упомянутая ранее область, где соединяются и сливаются свет души и жизнь тела. Человек, который научился достаточной устремлённости, может в любое время и в любой ситуации мысленно удалиться в центр внутри себя, в тот центр в голове, где совершается великая работа объединения. Эта работа требует динамического внимания и более интенсивной медитации, но раса уже достаточно эволюционировала, и её ментальные силы и способности значительно возросли за три минувших тысячелетия, и сейчас она может добиться того, на что не были способны провидцы прошлого.

Здесь мы приходим к третьему вопросу: что же на самом деле происходит со стремящимся в психологическом и физиологическом смысле в ходе медитации? Ответ таков: очень многое. В психологическом отношении ум становится контролируемым и переходит под управление души, что никоим образом не ведёт к отрицанию обычных ментальных способностей. Их теперь даже легче использовать, поскольку ум становится острее, чем раньше. Появляется способность мыслить более ясно. Стремящийся обнаруживает, что помимо способности регистрировать впечатления, идущие из феноменального мира, он теперь получил способность фиксировать впечатления, исходящие от духа. Он ментален в двух направлениях, и его ум становится согласующим, объединяющим посредником. В свою очередь эмоциональная природа контролируется умом, успокаивается, становится невозмутимой и потому перестает служить барьером для притока духовного знания в мозг. Когда имеют место эти два следствия, происходят определённые изменения в механизме мышления и понимания в сознании человека — об этом говорят нам знающие Востока, и на это же указывают свидетельства. Как отмечалось ранее в этой книге, продвинутые мыслители Запада помещают высшие ментальные способности и интуицию в высший мозг, а низшие ментальные способности и высшие эмоциональные реакции — в низший мозг. Это соответствует восточному учению о том, что душа (вместе с высшим знанием и способностью к интуитивному восприятию) располагается в энергетическом центре в районе шишковидной железы, в то время как личность обитает в энергетическом центре в районе гипофиза.

Гипотезу, на которой будет, в конечном счете, строиться новая школа образования (если теории, излагаемые в этой книге, действительно обоснованы), можно выразить в следующих положениях:

Первое: энергетический центр, через который действует душа, расположен в высших отделах мозга. Во время медитации, если она эффективна, энергия течёт из души в мозг, оказывая определённое воздействие на нервную систему. Но если ум не контролируется и господствует эмоциональная природа (как происходит в случае чистого мистика), это влияние проявляется преимущественно в аппарате чувств и в эмоциональных состояниях. Если доминирующим фактором является ум, то в организованную активность вовлекается мыслительный аппарат, который локализуется в высших отделах мозга. Человек приобретает новую способность мыслить ясно, синтетически и эффективно, открывая новые сферы знания.

Второе: центр низших способностей в случае высокоразвитых людей находится в области гипофиза. Здесь эти способности координируются и синтезируются, и, как утверждают некоторые заслуживающие доверия школы психологов и эндокринологов, здесь находятся эмоции и более конкретные аспекты ума (развившиеся на почве расовых привычек и унаследованных инстинктов и потому не требующие использования высшего, или творческого, ума). Это было темой одной из моих предыдущих книг, «Душа и ее механизм», и не требует дальнейшего обсуждения.

Третье: если личность, то есть совокупность физических, эмоциональных и ментальных состояний, высокого уровня развития, то гипофиз функционирует с повышенной активностью, и вибрации энергетического центра становятся очень мощными в областях, прилежащих к этому центру. Следует отметить, что, в соответствии с этой теорией, у личности низкого уровня развития, у которой реакции преимущественно инстинктивные и ум практически не функционирует, энергетический центр находится в области солнечного сплетения, и такой человек по своей природе ближе к животному.

Четвёртое: центр в области шишковидной железы и высшие отделы мозга приводятся в состояние активности благодаря умению фокусировать открытое, внимающее сознание в голове. В Восточной литературе этот процесс обозначается любопытным термином “правильное отвлечение” или “правильное абстрагирование”. Это означает развитие способности усмирять тенденцию пяти чувств откликаться на внешние раздражители. Так стремящийся обучается правильному отвлечению, или абстрагированию, сознания, которое обычно ориентировано на мир внешних феноменов; он учится концентрировать своё сознание в большой центральной станции в голове, откуда можно сознательно распределять энергию, принимая участие в великой работе распределения, и откуда можно вступить в контакт с царством души и получать послания и впечатления, эманирующие из этого царства. Это не просто символический способ выражения устремлённого интереса, а определённая стадия достижения.

Различные каналы чувственного восприятия приводятся в состояние покоя. Сознание внутреннего человека более не выплёскивается наружу по пяти каналам контакта. Пять чувств подчиняются шестому чувству, уму, и всё сознание и способность восприятия стремящегося синтезируются в голове, будучи направлены внутрь и вверх. Так подчиняется психическая природа, и ментальный план становится полем активности человека. Этот процесс отвлечения, или абстрагирования, проходит следующие стадии:

  1. Отвлечение физического сознания, или восприятия происходящего посредством слуха, осязания, зрения, вкуса и обоняния. Эти модусы восприятия временно погружаются в бездействие, и восприятие человека становится чисто ментальным, при этом единственно активным на физическом плане остаётся сознание мозга.
  2. Удаление сознания в область шишковидной железы, так что центр осознания человека центрируется в области между серединой лба и шишковидной железой.[131]Бейли, Алиса А.,
    Свет Души, стр. 229, 230

Пятое: когда это удалось сделать и стремящийся обретает способность фокусироваться в голове, процесс абстрагирования происходит следующим образом:

Пять чувств постепенно синтезируются шестым чувством, умом. Это координирующий фактор. Позже осознаётся, что аналогичным фактором является также душа. Так тройственная личность выводится на прямую линию связи с душой, и человек со временем осознаёт ограничения своей телесной природы; появляется возможность напрямую передавать впечатления в мозг от души через ум. Сознание мозга удерживается в состоянии позитивного ожидания, при этом все его реакции на феноменальный мир полностью, хотя и временно, приостанавливаются.

Шестое: высокоразвитая мыслящая личность, внимание которой сфокусировано в области гипофиза, начинает вибрировать в унисон с высшим центром в области шишковидной железы. Затем появляется магнетическое поле между позитивным аспектом души и находящейся в ожидании личностью, приведенной в состояние восприятия с помощью сфокусированного внимания. Тогда, как нам говорят, изливается свет, и появляется просветлённый человек, а также возникает феномен света в голове. Всё это является следствием дисциплинированной жизни и фокусирования сознания в голове, что, в свою очередь, осуществляется благодаря стремлению к сосредоточенной повседневной жизни и определённых упражнений в концентрации. За ними следует практика медитации и позже, значительно позже, раскрывается способность созерцать.

Таково краткое описание механики этого процесса, неизбежно сжатое и неполное. Однако эти идеи следует воспринимать в порядке рабочей гипотезы, пока не появится разумный подход к медитативной работе. Эту гипотезу в той же мере можно принять за рабочую основу для исследования и применения, как и любую другую. Возможно, она даже более оправданна, так как многие тысячи людей уже действовали на её основе и в результате пришли от предположения к уверенности, пожиная плоды открытости ума, настойчивости и исследования.

Сформулировав такую гипотезу и временно приняв её, мы используем её в своей работе до тех пор, пока не убедимся в её ошибочности или пока она не перестанет занимать наше внимание. Гипотеза вовсе не обязательно является ошибочной, если она не подтверждается за то время, которое мы считаем достаточным. Люди нередко прекращают исследования в этой области знания или вследствие недостатка упорства, или потому что меняется сфера их интересов. Мы же полны решимости продолжать исследования и уделить достаточно времени для того, чтобы древние техники и формулы могли доказать свою истинность. Таким образом, мы действуем в соответствии с первым требованием и стремимся достичь более сосредоточенного состояния ума, ежедневно практикуя медитацию и концентрацию. Если мы — начинающие, то есть обладаем неорганизованным, текучим, неустойчивым и изменчивым умом, мы начинаем практиковать концентрацию. Если мы образованные интеллектуалы, обладающие способностью фокусировать внимание, обретённой в деловой сфере, нам достаточно всего лишь переориентировать свой ум на новую область осведомлённости и начать по-настоящему медитировать. В частности, легко научить медитации заинтересованного в этом руководителя или администратора.

Далее начинается регулярная медитация и ежедневно выделяется определённое время для этого вида работы. Вначале достаточно пятнадцати минут, и по крайней мере в течение года не следует медитировать больше. Если кто-то утверждает, что не в состоянии найти пятнадцати минут из тысячи четырехсот сорока, составляющих один день, то он просто не заинтересован в этом. Всегда можно найти четверть часа, обладая достаточной волей; всегда можно встать утром на четверть часа пораньше, обойтись без утренней болтовни с семьей, или найти время за счет чтения книги, просмотра фильма или очередной болтовни позже в течение дня. Давайте будем честны перед собой и назовём вещи своими именами. Утверждение “у меня нет времени” совершенно пустое, свидетельствующее только об отсутствии интереса. Теперь рассмотрим правила, которые нам предстоит соблюдать.

Прежде всего, мы постараемся найти время для нашей медитативной работы пораньше утром. Причина этого заключается в том, что из-за суматохи дневных дел и общения наш ум находится в состоянии бурных вибраций. Это не становится препятствием, если мы медитируем утром прежде, чем заняться всем прочим. В условиях относительного покоя ум может быстрее настроиться на высокое состояние сознания. Кроме того, если мы начинаем день с фокусирования внимания на духовной сфере и на делах души, мы проживём этот день иначе. Если это вошло в привычку, мы скоро обнаружим, что наши реакции на обстоятельства жизни меняются и что мы начинаем обдумывать мысли, посылаемые душой. Начинает действовать закон “как человек мыслит, таков он и есть”.

Далее мы постараемся найти действительно спокойное место, где бы нам никто не мешал. Я не имею в виду тихое место в том смысле, что там нет шума, так как мир наполнен звуками, и по мере роста нашей чувствительности мы обнаруживаем, что их даже больше, чем мы полагали. Я имею в виду место, где нас не беспокоят и куда никто не заходит. Я хотела бы указать, какую установку следует принять начинающему. Это — молчание. Новички в медитации много говорят о противодействии своих друзей и семей. Муж возражает против того, чтобы жена медитировала, и наоборот. Сыновья и дочери ведут себя бестактно и неразумно, вмешиваясь в религиозные дела родителей, друзья также не одобряют подобных начинаний. В большинстве случаев это вина самого стремящегося, и в этом смысле женщины «отличаются» больше мужчин. Люди слишком много говорят. Никого не касается, чем мы заняты четверть часа каждое утро, и потому нет никакой необходимости оповещать об этом всё семейство и требовать соблюдения тишины, потому что мы собираемся медитировать. Это неизбежно вызовет нежелательную реакцию. Не будем говорить о том, каким образом мы стремимся раскрыть духовное сознание, — это полностью наше личное дело. Не будем распространяться о своих занятиях, будем держать свою литературу подальше от посторонних, не заваливая семейную гостиную кучей книг, не представляющих для членов семьи никакого интереса. В случае невозможности выбрать время для медитации, пока домашние не разошлись по своим делам или пока мы сами не занялись своей работой, следует найти время позже в течение дня. Всегда можно найти выход из затруднительного положения, если мы достаточно сильно этого желаем, причём так, что это не повлечёт за собой пренебрежения долгом и обязанностями. Требуется только организованность и молчание.

Затем, найдя время и место, сядем в удобное кресло и начнём медитировать. Здесь возникает вопрос: как следует сидеть? Надо ли сидеть скрестив ноги, опуститься на колени, просто сидеть или стоять? Всегда предпочтительно самое удобное, естественное для вас положение. Поза со скрещенными ногами была и остается основной на Востоке. Существует огромное количество книг, описывающих разные позы; этих поз насчитывается около восьмидесяти. Тем не менее то обстоятельство, что так делалось в прошлом на Востоке, вовсе не означает, что в настоящее время это лучший образ действия для нас на современном Западе. Все эти позы — наследие тех дней, когда нашу расу воспитывали психологическими и эмоциональными методами, подобно тому как мы воспитываем своих детей, ставя их в угол и уговаривая их вести себя спокойно. Некоторые из этих поз связаны также с воздействием на нервную систему и на ту внутреннюю, тонкоматериальную нервную структуру, которую индийцы называют нади и которая составляет эфирную основу хорошо изученной на Западе нервной системы.

Проблема, связанная с этими позами, состоит в том, что они приводят к двум довольно неприятным последствиям. Во-первых, они побуждают человека сосредотачивать сознание на механике процесса, а не на поставленной цели, во-вторых, они нередко приводят к появлению упоительного чувства превосходства, коренящегося в нашей склонности делать что-то, на что не способно большинство и что выделяет нас как знатоков дела. Мы сосредотачиваемся на формальном аспекте медитации, вместо того чтобы сосредоточиться на Создателе всех форм; мы оказываемся занятыми «не-Я», вместо того чтобы заняться своим «Я». Поэтому выберем такую позу, которая позволит нам с максимальной легкостью забыть о нашем физическом теле. Для западного человека это, скорее всего, сидячая поза. Основное требование к ней состоит в том, чтобы сидеть прямо, чтобы позвоночник образовывал прямую линию, чтобы сидеть расслабленно, без какого-либо напряжения в теле, со слегка опущенным подбородком, чтобы снять напряжение в основании шеи. Многие люди медитируют сидя, с плотно закрытыми глазами и глядя в потолок, как если бы душа находилась где-то наверху. Они выглядят так, как будто проглотили кочергу, их зубы часто плотно сжаты (наверное, для того, чтобы не упустить какого-нибудь вдохновенного сообщения, которое должно сойти на них из души). Всё тело при этом напряжено и зажато. Они удивляются, что не достигают ничего, кроме усталости и головной боли. Удаление сознания из каналов органов чувств не влечёт за собой перемещения крови из тела в голову или неконтролируемого ускорения нервных реакций. Медитация — это внутренний акт, который может быть успешен только тогда, когда тело расслаблено, правильно приведено в состояние устойчивости и когда потом о нём вообще забывают.

Руки должны покоиться на коленях, а ноги должны быть скрещены. Если западные ученые правы, утверждая, что тело человека на самом деле является электрической батареей, то правы и их восточные собратья, которые говорят, что в медитации происходит замыкание положительной и отрицательной энергий и что это производит свет в голове. Поэтому целесообразно замыкать цепь.

Добившись ощущения физического комфорта и релаксации и удалив сознание из физического тела, мы обращаем внимание на своё дыхание и убеждаемся в том, что оно спокойное, ровное и ритмичное. Здесь я хотела бы сделать предупреждение относительно дыхательных упражнений — всем, за исключением тех, кто уже посвятил годы правильной медитации и очищению своей телесной природы. При отсутствии опыта и чистоты использование дыхательных упражнений влечёт за собой вполне реальную опасность. Сейчас существует немало школ, обучающих дыхательным упражнениям, есть также немало пропагандистов дыхания как средства духовного развития. Однако этот подход не имеет ничего общего с духовным развитием и в основном связан с физическим развитием, причём такая практика приводит к многочисленным осложнениям и опасностям. В частности, с помощью дыхательных упражнений можно стать ясновидящим или яснослышащим, но в случае отсутствия истинного понимания процесса или правильного контроля над “изменчивой психической природой” со стороны ума возможно лишь неестественное, насильственное вхождение в новую область феноменов. При этом происходит развитие способностей, совершенно не поддающихся контролю, и в этом случае человек нередко обнаруживает, что не способен избавиться от звуков и видений, которые он научился воспринимать. Будучи беспомощным в попытке избежать как физических, так и психических контактов, он разрывается в двух направлениях, не находя покоя. Физические звуки и зрительные образы принадлежат к его естественной области восприятия и производят впечатление на его органы чувств нормальным образом, но он беспомощен перед воздействиями психического мира с его собственными звуковыми и зрительными образами; он не может просто закрыть глаза и изолировать себя от нежелательного психического окружения.

Недавно некий доктор богословия и пастор большой церковной общины написал мне, что занимался дыхательными упражнениями у одного приезжего наставника с целью поправить своё здоровье. Результатом его благонамеренного невежества стало открытие внутреннего психического слуха. Он сообщил мне в своем письме: “Я печатаю Вам письмо на машинке и слышу всяческие голоса, слова и звуки нефизического характера. Я не могу остановить их и опасаюсь потерять рассудок. Не могли бы Вы сообщить мне, как от них отключиться?” На протяжении последних десяти лет сотни людей обращались ко мне с просьбой о помощи после неразборчивого следования рекомендациям тех, кто учит дыхательным упражнениям. Многие из пострадавших пребывают в отчаянии и нередко находятся в плачевном психическом состоянии. Некоторым из них можно помочь. Те немногие, с которыми мы не можем ничего поделать, кончают жизнь в сумасшедших домах и лечебницах для психически больных. Близкое знакомство с подобными случаями заставляет меня сделать это предупреждение, так как причиной большинства случаев неконтролируемых психических расстройств являются дыхательные упражнения.

В древних учениях Востока упражнения по контролю за дыханием разрешались только после того, как первые три из так называемых “средств объединения” были в той или иной мере освоены на практике. Эти “средства” следующие. Во-первых, пять заповедей, то есть непричинение вреда, правдивость в отношении всех существ, недопущение воровства, распущенности и алчности. Во-вторых, пять правил: внешняя и внутренняя чистота, смирение, огненное устремление, духовное чтение и преданность. В-третьих, правильная уравновешенность. Когда человек не причиняет вреда мыслью, словом или действием, когда он бескорыстен и знает смысл уравновешенности, как эмоциональной, так и физической, тогда он действительно может безопасно практиковать дыхательные упражнения под соответствующим руководством. Но даже в этом случае ему удастся только объединить витальные энергии тела и стать сознательным психиком, что может иметь смысл и цель, в случае если он считает себя исследователем-экспериментатором.

Неспособность соблюсти некоторые предварительные требования довела до беды многих достойных исследователей. Слабому эмоциональному человеку опасно заниматься дыхательными упражнениями с целью ускорить своё развитие, и каждый учитель, пытающийся преподавать эти упражнения большим группам людей, что нередко случается, создаёт проблемы и себе, и своим последователям. В древности наставники очень редко принимали учеников для этой формы обучения, и то в качестве дополнения к такой подготовке, которая приводила к определенному контакту с душой, с тем чтобы душа могла направлять пробуждённые дыханием энергии на достижение собственных целей и служения миру.

Поэтому мы просто убедимся, что наше дыхание спокойное и регулярное, и затем полностью удалим наши мысли от тела и начнём работу над концентрацией.

Следующим шагом в практике медитации является использование воображения. Мы представляем себе тройственного низшего человека, выровненного, то есть находящегося в прямом контакте с душой. Это можно сделать разными способами. Мы называем это работой визуализации. Представляется, что визуализация, воображение и воля — три очень эффективных фактора в любом творческом процессе. Это субъективные причины многих объективных следствий для нас. Вначале визуализация представляет собой по большей части нечто вроде экспериментальной веры. Мы знаем, что процесс рассуждения приводит нас к пониманию того, что за всеми проявленными объектами и в них скрыт некий Идеальный Объект, или Идеальный Образец, стремящийся к проявлению на физическом плане. Практика визуализации, воображение и использование воли представляют собой действия, рассчитанные на ускорение проявления этого идеала.

Визуализируя, мы задействуем высшее представление о том, каким может быть Идеал, облачённый в того или иного рода материю, обычно ментальную, так как мы пока не в состоянии представить себе более высокие формы, или типы, субстанции, в которые можно облечь наши Образы. Когда мы создаём ментальную картину, в ментальной субстанции нашего ума устанавливается определённая частота вибрации, которая привлекает соответствующего качества ментальную субстанцию, окружающую ум. Именно воля поддерживает стабильность образа и наделяет его жизнью. Этот процесс происходит независимо от того, способны мы наблюдать его своим ментальным взором или нет. Неважно, способны ли мы видеть её, — творческая работа всё равно продолжается. Судя по всему, когда-нибудь мы сможем наблюдать и осуществлять этот процесс целиком.

В связи с этой работой некоторые люди на начальной стадии представляют себе три своих тела (три аспекта природы формы) связанными с сияющим телом света или визуализируют три центра пульсирующей энергии, подвергающиеся стимуляции из более высокого и мощного центра. Другие представляют себе душу в виде треугольника силы, связанного с треугольником низшей природы посредством упоминаемой в христианской Библии “серебряной цепочки”, сутратмы, или нити души Восточных Священных Писаний, или “линией жизни” других школ мысли. Иные предпочитают представлять единую индивидуальность, связанную с пребывающим внутри нас Божеством, с Христом в нас, упованием славы. Выбор образа относительно несущественен, при условии что мы начинаем с фундаментальной идеи «Я», стремящегося вступить в контакт с «не-Я» и затем использовать его как свой инструмент в мирах человеческого выражения, или наоборот — с мысли о том, что «не-Я» побуждается обратиться к источнику своего существования. Так, посредством воображения и визуализации, тело желания, или эмоциональная природа, выравнивается с душой. Когда это сделано, мы можем продолжить медитацию. В свою очередь, реакции физического тела и эмоциональной природы опускаются ниже порога сознания, и мы центрируемся в уме, стремясь подчинить его нашей воле.

Именно в этот момент мы сталкиваемся с проблемой. Ум отказывается принять форму избранной нами мысли и устремляется в обычную погоню за всем чем угодно. Мы начинаем думать о том, что нам предстоит сделать в течение дня, и вместо того, чтобы сосредоточиться на нашей “исходной мысли”, или ”мысли-семени”, мы вспоминаем о тех, с кем нам непременно надо встретиться, или о каком-нибудь деле, требующем нашего внимания; мы начинаем размышлять о тех, кого любим, сразу же погружаемся в мир эмоций и вынуждены заново начинать свою работу. Мы заново сосредотачиваемся на своей мысли и успешно это делаем в течение полминуты, а затем вспоминаем о предстоящей встрече, о работе, которую кто-то должен сделать для нас, и опять оказываемся в мире ментальных реакций, забыв об избранном нами направлении мышления. Мы ещё раз собираем свои разбросанные мысли и продолжаем усердно подчинять себе свой непокорный своенравный ум.

В своих «Письмах» Уилл Левингтон Комфорт следующим образом описывает этот процесс (письмо № 113):

“Наше неустойчивое внимание — мы не представляем себе, насколько оно рассеянно, пока не начинаем концентрироваться, пока благодаря практике концентрации не забрезжит новая ясность и устойчивость среди бесплодного смятения нашей жизни. При ранних попытках медитировать мы пропустили такие банальные наставления, как выбор темы и удержание ума сосредоточенным на этой теме. Мы стремительно проходили мимо всего этого, движимые страстью к мистическому восторгу и посвящению, к средствам, благодаря которым мы сможем сиять и возвышаться над окружающими. Нам позволили пастись в болотистых лугах эмоций, называя их сияющими полями духа; нам позволили думать то, что мы думаем …, пока мы не оказываемся в тисках нужды, утраты собственной значимости, поразительной нестабильности и неопределённости наших земных дел. Убедившись, наконец, в этом, мы с готовностью начинаем всё заново с самого начала, и тогда начинает смутно вырисовываться смысл слова ‘Стабильность’”.[132]Комфорт, Уилл Левингтон, 
Письма.

Далее в том же письме он говорит:

“В самом начале усилий наша концентрация безжизненна. Какое-то время окостенелость не допускает появления результатов, к которым мы стремимся, но с практикой приходит, наконец, умение сохранять ментальную однонаправленность без усилий и с чувством некоторого удовлетворения, которому вполне можно доверять”.[133]Там же

Как достигается это состояние доверия? Следованием в медитации схеме, которая автоматически устанавливает вокруг ума кольцо-не-преступи, указывающее ему: “сюда ты можешь ступить, но не далее”. Мы обдуманно и с сознательным намерением устанавливаем пределы нашей ментальной активности в такой форме, что оказываемся вынужденными осознавать, если срываемся и выходим за эти пределы. При этом мы осознаём, что должны вернуться в пределы защитной стены, созданной нами для самих себя. Обычно при отсутствии предварительной практики необходимо следовать некоторой форме, или схеме, медитации в течение нескольких лет, и даже достигшие стадии созерцания довольно часто проверяют себя, прибегая к той или иной форме, чтобы убедиться, не впадают ли они в негативное, пассивно-эмоциональное состояние.

Нижеприведённую схему я использовала в работе примерно с тремя тысячами учеников, изучавших технику медитации, в течение последних семи лет, и она оправдала себя в таком значительном количестве случаев, что я включила её в эту книгу.

 

СХЕМА МЕДИТАЦИИ

для развития концентрации

Стадии

1. Достижение физического комфорта и контроля.

2. Дыхание ритмичное и размеренное.

3. Визуализация тройственного низшего «я» (физического, эмоционального и ментального) как:

  • а. Находящегося в контакте с душой;
  • б. Канала для энергии души, изливающейся через ум в мозг, посредством которого может управляться физический механизм.

4. Конкретный акт концентрации, достигаемый усилием воли. Это требует усилий, направленных на то, чтобы не удерживать ум на том факте, что мы пытаемся медитировать, а сконцентрировать его на определённых словесных формах, для того, чтобы сознанию стала ясна их суть, а не сами слова.

5. Затем произнесите с фокусированным вниманием:

“Сияющее ярче, чем солнце; чище, чем снег; тоньше, чем эфир — это высшее «Я», Дух внутри меня; я — это «Оно», и «Оно» — это я”.

6. Сконцентрируйтесь на словах: “Ты — Бог, видящий меня”. В состоянии концентрации уму не разрешается блуждать в поисках их смысла и значения.

7. Затем сознательно завершите процесс концентрации и произнесите следующее завершающее утверждение, ещё раз сфокусировавшись на глубинных идеях:

“Есть мир, превосходящий понимание; он обитает в сердцах тех, кто живет в Вечном. Есть сила, обновляющая всё; она живёт и движется в тех, кто познал ‘Я’ как единое”.

Это медитация для начинающих. В ней есть несколько ключевых моментов, которые инициируют процесс единения, и в ней используется метод перефокусировки сознания. Существует множество других схем медитации, приводящих к тем же результатам, а также предназначенных для продвинутых работников. Есть схемы медитации, предназначенные для достижения разными людьми определённых целей, однако, очевидно, что их невозможно включить в книгу, подобную этой. Всё, что можно здесь сделать, это дать общую безопасную схему медитации. Тем не менее, первое, о чём следует помнить при использовании всех этих схем, это то, что ум должен быть активно занят идеями, а не попыткой сконцентрироваться. За каждым произнесённым словом и за каждой фазой медитации должны стоять воля к пониманию и целенаправленная ментальная активность.

На шестой стадии, когда усилие направлено на медитацию над словесными формами, скрывающими истину, не должно быть никакого автоматизма. Очень легко вызвать в себе гипнотическое состояние ритмичным повторением определенных слов. Говорят, что Теннисон вызывал в себе расширенное состояние сознания, повторяя собственное имя. Это не входит в нашу цель. Транс, или состояние автоматизма, опасен. Безопасен путь интенсивной ментальной активности, ограниченной кругом идей, которые были открыты определённой “исходной мыслью” или объектом медитации. Эта активность исключает все внешние мысли, кроме тех, что вызваны вышеуказанными словами. Слова, взятые в этой конкретной форме, могут служить иллюстрацией, и сам процесс отражает последовательность мыслей следующим образом:

Ты — Бог, видящий меня.
Бог — это божественное во мне, внутренний Христос, Душа.
Веками эта душа воспринимала и наблюдала меня.
Теперь впервые я могу созерцать Бога.
До сих пор я был негативен к этой божественной Реальности.
Теперь становится возможным позитивное отношение.
Кажется, это влечёт за собой идею двойственности.
Но я и Бог едины.
Я — Бог и был Им всегда.
Поэтому я был всегда виден своему «Я».
Я — это «Оно», и «Оно» — это я.

Это легко написать, но нелегко сделать. Для этого необходимо поддерживать ум активно сосредоточенным на смысле и значении этих словесных форм, потребуется немало напряженного сфокусированного мышления, придётся преодолеть много трудностей, чтобы устранить все мысли, не относящиеся к теме медитации. Я обнаружила, что недоумевающему новичку, удручённому своей неспособностью мыслить так, как он хочет, иногда полезно сказать: “Представьте себе, что вам надо прочитать перед аудиторией лекцию об этих идеях. Представьте себе, что вы пишете заметки, на основе которых вы будете говорить. Пройдите мысленно от ступени к ступени, и вы обнаружите, что прошло пять минут, а ваше внимание не отвлекалось, — настолько велик будет ваш интерес”.

Следует выбирать формулы, которые оказывают положительное воздействие. Избегайте таких, которые вызывают ожидающее негативное состояние ума. Потребуется некоторый объём осознания и опыта, прежде чем такие слова (столь часто выбираемые благонамеренными новичками) как “будь спокоен и знай, что ты — это Бог” можно будет безопасно использовать в медитативной работе. Призыв к покою, содержащийся в этих словах, и энергия, которую они пробуждают, слишком сильны для нетренированного индивидуума и стимулируют психическую природу. Г-н Комфорт очень изящно указывает на это в том же письме:

“Я полагаю, что медитации над словами ‘будь спокоен’ и ‘я знаю, что я — Бог’ могут иметь катастрофические последствия, если их упорно практиковать. Немало людей таким способом открыли в себе восприимчивость к силе, которая воздействовала на их несовершенства, пробудив в них тайные страсти и амбиции, с которыми они оказались не в силах совладать. Можно сказать, что медитации над словами типа ‘Я — Бог’ будут слишком прямолинейными и оказывающими слишком сильное воздействие, пока практикующий точно не поймёт, к чему ему нужно стремиться. Нельзя изображать Эго и слишком долго разыгрывать эту роль перед людьми. Это заканчивается болезнью, чудовищной усталостью и потерей пути, который при этом шумно рекламируется перед другими. Задача состоит не в том, чтобы добиться чего-то такого, что можно продемонстрировать людям. Она состоит в том, чтобы постичь себя, нащупать Ключ к совершенно иной способности и со всей страстью направить человеческую природу на поиски этого Ключа, чтобы его повернуть. Я отдаю себе отчёт в том, что этот пассаж о медитации ‘Я — Бог’ содержит как предупреждение, так и соблазн. Совершенно верно, что настанет такое время, когда все мы сможем действовать, исходя не из личности, а из Эго, однако интеграция личности должна осуществиться прежде, чем мы сможем обрести это могущество”.[134]Комфорт, Уилл Левингтон,
Письма

Предложенный выше последовательный метод представляет собой безопасный путь для новичка. Мыслящему учащемуся могут прийти на ум и другие методы. Целые миры мысли открываются для свободного исследования умом (отметьте эти слова), при условии что они связаны с исходной мыслью и имеют связь с избранной идеей, на которой мы пытаемся сконцентрироваться. Очевидно, что каждый человек будет следовать собственной предрасположенности ума — художественной, научной или философской, и для него это будет линией наименьшего сопротивления. Каждый из нас по-своему сформулирует собственные идеи и концепции. Однако установка «будь спокоен» не для нас. Мы будем сдерживать любую иную ментальную активность посредством интенсивного интереса, а не ментальным оцепенением и молчанием, или благодаря методам, вызывающим транс или полное отсутствие мысли. При этом мы, безусловно, будем мыслить. Любой наставник медитации знает, как трудно побудить мистика отказаться от состояния пассивности (являющейся следствием стремления сконцентрировать эмоциональную природу) и заставить его начать использовать ум. Часто можно слышать жалобы: “Мне не нравится эта техника. Она слишком интеллектуальна и ментальна, в ней нет ничего духовного”. На самом деле эти люди имеют в виду нечто вроде следующего: “Я слишком ленив, чтобы использовать свой ум; я страдаю ментальной инерцией; я предпочитаю эмоциональные восторги и успокоение своей эмоциональной природы. Так мне комфортнее, а этот путь требует слишком тяжелой работы”. Почему духовность путают с эмоциями? Прочему знание не может быть столь же божественным, как чувство? Разумеется этот метод требует напряжённой работы, особенно на первых порах, но она вполне осуществима, если преодолеть свою лень, и те, кому это удалось, знают, насколько он ценен.

Завершая этот инструктаж, касающийся начальной стадии работы начинающего стремящегося, следует отметить, что ключ к успеху лежит в постоянной, настойчивой практике. Нередко в своей работе, которую мы ведём с учениками по всему миру, мы встречаемся с блестящим умом, не делающим особых успехов вследствие недостатка усердия, в то время как обладатель среднего интеллекта делает внезапный прорыв в истинное знание и оставляет позади своего одарённого собрата, так как обладает способностью настойчиво продвигаться вперед. Спорадические усилия никуда не ведут стремящегося, по существу, они явно вредны, поскольку постоянно порождают чувство неудачи. Последовательная и преданная ежедневная работа, выполняемая понемногу на протяжении длительного периода времени, несравненно более результативна, чем судорожный энтузиазм. Несколько минут регулярной концентрации и медитации продвинут стремящегося гораздо дальше, чем часы работы три или четыре раза в месяц. Правильно сказано, что “медитация, чтобы стать эффективной, должна быть не спорадическим усилием, которому мы предаемся тогда, когда испытываем всплеск желания, а постоянным, непрекращающимся усилием воли“.

Следует также помнить о том, что учащийся — последний, кто способен оценить результаты своей работы. Цель, которую он поставил себе, столь чудесна, что он более склонен испытывать удручённость, нежели удовлетворение. Единственной разумной позицией будет полностью, раз и навсегда, выбросить из головы всякую мысль о конечных результатах и их феноменальном проявлении и просто следовать древним правилам. Не следует постоянно вырывать себя с корнями, чтобы проследить за ростом. Окружающие с уверенностью и безошибочно определят наши успехи по нашей возросшей эффективности, самоконтролю, стабильности и полезности. Мы считаем, что целесообразно оценивать прогресс ученика в медитации скорее по размаху его сферы служения и по тому, что говорят о нём его друзья, нежели по тому, что он говорит о себе сам. Наша работа должна стабильно продвигаться, и мы должны достигать поставленной цели “без привязанности”, как выражаются индийские стремящиеся.

Чтобы добиться успеха, необходимо истинное постоянное желание, ясное представление о ценности результата, уверенность в достижимости цели и определенное знание технической стороны метода. В сочетании с постоянным усилием воли, это всё, что необходимо, и всё это возможно для каждого читателя данной книги.

 

 
bugfixer invisible agent