Алиса А. Бейли «От интеллекта к интуиции»

ГЛАВА 2

Цель образования

 

“…Образование подвергается важной трансформации. Из относительно внешнего процесса сообщения фактов оно всё больше становится процессом пробуждения более глубоких творческих возможностей, присущих индивидууму”.

Х.А. Оверстрит

 


Одним из многочисленных факторов, приведших человечество к его нынешней точке развития, был рост и совершенствование методов и систем образования. Вначале они были в руках организованных религий, но сейчас практически полностью вышли из-под контроля религиозных организаций и находятся в ведении государства. В прошлом образование было в значительной мере окрашено богословием, а его методы диктовались клерикалами и священниками. Сейчас огромный корпус учителей готовится государством; любые религиозные пристрастия игнорируются по причине наличия множества различных религиозных организаций, так что направление обучения приняло почти исключительно материалистический научный характер. В прошлом как на Востоке, так и на Западе образование давалось наиболее продвинутым членам человеческого общества. Сегодня образование носит массовый характер. Стремясь понять, что ждёт людей в будущем и как улучшить (на наш взгляд) образование, следует иметь в виду эти два факта, поскольку посредством синтеза этих двух методов — индивидуального и массового образования, религиозного и научного — будет найден выход из создавшегося положения.

Как и всё прочее в переходный период, наши системы образования пребывают в состоянии неустойчивости и изменяются. Повсюду ощущается, что немало было сделано, чтобы поднять уровень развития человеческого ума, и в тоже время наблюдается глубинное разочарование результатами. Мы спрашиваем, обеспечивают ли наши системы образования максимум возможного. Мы ценим огромный прогресс, достигнутый за последние два столетия, и в то же время задаем вопрос, действительно ли мы, в конце концов, получаем от жизни столько, сколько могли бы получать люди, имея адекватную систему образования. Мы довольствуемся прогрессом знания, накоплением информации, контролем над силами природы и в то же время проводим университетские дебаты по поводу того, есть ли у нас подлинная культура. Мы учим наших детей запоминать огромный объем фактов и усваивать огромное количество самых разнообразных деталей, но тем не менее иногда спрашиваем себя, учим ли мы их при этом жить более разумно. Мы расходуем миллионы долларов на строительство и оборудование университетов и колледжей, и тем не менее самые дальновидные из наших просветителей глубоко озабочены тем, действительно ли данная система образования удовлетворяет потребности рядовых граждан. Оно явно не справляется со своей задачей в случае необычного ребенка или одарённых мужчин и женщин. Наш метод подготовки молодых людей, несомненно, подлежит суровому анализу. Только будущее сможет дать ответ, удастся ли найти какой-то выход из сложившейся ситуации, с помощью которого культурное развитие индивидуума могло бы следовать параллельно цивилизованному воспитанию масс через образование.

В век научных достижений и синтеза мысли во всех сферах человеческого знания один из наших педагогов д-р Руфус М. Джоунз пишет:

“Увы, ни одно из этих достижений не делает человека лучше. Не существует знака равенства между банковскими счетами и сердечной добротой. Знание никоим образом не то же самое, что мудрость или благородство духа…. Никогда ранее не было такой огромной армии педагогов, занятых воспитанием молодежи страны; никогда в мировой истории не наблюдалось столь щедрых расходов на образование — как начальное, так и высшее. Тем не менее, общий эффект разочаровывает, и цель не достигается. Наши учебные заведения выпускают определённое количество хороших ученых, а многим дают систему научных фактов. Тем не менее наблюдается достойная сожаления неудача в плане главной задачи образования, которой является, или должно являться, формирование характера, культуры духа и раскрытие души”[13]Джоунз, Руфус М., Потребность в духовной составляющей образования. World Unity Magazine, октябрь 1928

Вплоть до 18-го века и Азия, и Европа обучали и воспитывали только индивидуума. Интенсивная подготовка давалась так называемым высшим классам, а также людям, обнаружившим выраженную склонность к духовной культуре. В рамках брахманской системы Востока и в монастырях Запада специализированная культура давалась тем, кто мог ею воспользоваться, порождая немногочисленных индивидуумов, чей вклад в человеческое мышление сохраняется и поныне. Наш современный Западный мир заменил эту систему массовой. Впервые люди стали тысячами обучаться использованию своего ума; они начинают утверждать свою индивидуальность и формулировать свои собственные идеи. Свобода человеческой мысли, освобождение от контроля теологий (как религиозных, так и научных) являются боевым кличем нынешнего времени, и многие достижения человечества стали возможны благодаря этому факту. Массы начинают мыслить независимо. Однако это в значительной степени массовое мышление, и в наше время стихийное общественное мнение в той же мере формирует мысль, в какой ранее её формировала теология. Первопроходец всё ещё испытывает такие же трудности в проявлении себя в современном мире мысли и деятельности, как и в прежние времена.

Возможно, с обращением великого колеса жизни мы опять вернемся к древнему методу специализированной подготовки отдельных одарённых индивидуумов, что не повлечёт за собой отказа от массового образования. Таким образом мы в конце концов объединим древние восточные методы с современными методами Запада.

Прежде чем перейти к рассмотрению этих двух методов, предпримем попытку дать определение образования, выразить для самих себя его задачи и тем самым выяснить наши собственные представления относительно целей всех наших усилий.

Это отнюдь не простая задача. Образование — в плане его наименее интересного аспекта — можно кратко определить как передачу знаний учащемуся, обычно противящемуся этому, который получает некий объем информации, совершенно его не интересующий. Звучит нота сухости и бесплодия; мы чувствуем, что такая передача имеет дело в первую очередь с тренировкой памяти, с сообщением так называемых фактов, а также с передачей учащемуся сжатой информации по огромному количеству несвязанных между собой тем. В то же время буквальный смысл английского слова “education” (образование) — “выводить”, “выявлять”, что чрезвычайно поучительно. Скрытая в этой идее мысль состоит в том, что мы должны выявить врожденные инстинкты и способности ребенка, чтобы вывести его из одного состояния сознания в другое, более широкое. Так, например, мы выводим детей, просто сознающих, что они живут, в состояние самосознания; они начинают осознавать себя и свои групповые связи; мы учим их развивать свои способности, особенно в области профессиональной подготовки, чтобы они могли стать экономически независимыми членами общества, способными обеспечить себя. Мы используем их инстинкт самосохранения, чтобы вывести их на путь знания. Можно сказать, что мы начинаем с использования их инстинктивного аппарата, чтобы вывести их на путь интеллекта. Похоже, это верное утверждение, но хочу спросить, действительно ли, доведя их до этой точки, мы делаем полезное дело и научаем их истинному смыслу мыслительной деятельности в том плане, что так раскрывается их интуиция? Мы учим их использовать свои инстинкты и интеллект как часть аппарата самосохранения во внешнем мире человеческой деятельности, однако использование чистого разума и, следовательно, достижение контроля ума со стороны интуиции в работе самосохранения и достижение расширения сознания в субъективные миры реальности остаётся привилегией немногих первопроходцев.

Если верно определение интуиции, данное проф. Х. Уилдоном Карром, наши методы образования вовсе не направлены на её развитие. Он определяет интуицию как “восприятие умом реальности непосредственно такой, как она есть, а не в форме ощущения или осмысления, не как идею или предмет размышления, поскольку всё это, в отличие от интуиции, представляет собой интеллектуальное восприятие”[14]Карр, Х. Уилдон, Философия изменения, стр. 21

Мы расцениваем науку об уме, или видоизменениях принципа мышления (как его называют индусы), как строго человеческую, связывающую инстинктивные реакции человека с теми качествами, которые он разделяет с животными. Но быть может наука интуиции, ясное синтетическое видение, займёт то же положение относительно интеллекта, которое он в свою очередь занимает по отношению к инстинкту?

Д-р Диббли из Оксфорда даёт следующие интересные комментарии об инстинкте и интуиции, которые вполне уместны здесь вследствие сделанного в этой книге заявления о необходимости признания таких методов образования, которые привели бы к развитию способности более высокого осознания. Он пишет:

“… можно сказать, что как инстинкт, так и интуиция находятся вне нашей сознательной части, проявляясь одинаково неожиданно в свете повседневного сознания…. Импульсы инстинкта и подсказки интуиции зарождаются невидимо для нас. Они всегда появляются почти полностью завершёнными и приходят в сознание неожиданно”[15]Диббли, Джордж Бинни, Инстинкт и Интуиция,” стр. 128

В другом месте он добавляет, что интуиция находится в противоположной инстинкту стороне ума. Таким образом, имеем интересную троичность: инстинкт—интеллект—интуиция, в которой инстинкт находится, так сказать, ниже порога сознания, интеллект занимает главенствующее место в сознании человеческого существа, в то время как интуиция находится за пределами обоих и лишь временами проявляется во внезапных прозрениях и осознаниях истины, являясь тем даром, которым наделены наши величайшие мыслители.

Безусловно, процесс образования должен содержать нечто большее, чем просто метод оснащения человека способностью оперировать фактами внешней жизни и ориентироваться в своём внешнем окружении. Человечество необходимо вывести в более глубокое и широкое существование и в более объемлющее осознание. Его необходимо оснастить способностью не теряться в любых ситуациях и справляться с ними, достигая при этом наилучших и наивысших результатов. Необходимо выявлять способности человека в их самом полном конструктивном выражении. Не должно быть никаких стандартных, нормированных пределов достижения, установление которых вело бы к самодовольству и удовлетворенности собой и, следовательно, к статичному состоянию. Людей необходимо вести от низших к высшим состояниям сознания и непрерывно расширять их способность к познанию. Расширение и рост — закон жизни, и в то время как людские массы необходимо поднимать посредством системы образования, способной приносить наибольшее благо как можно большему количеству людей, индивидууму должно быть представлено его полное наследие и обеспечена особая культура, которая бы воспитала и укрепила наиболее утончённых и лучших среди нас, так как в их достижениях заключена перспектива Нового Века. Наименее развитым и отсталым также необходимо обеспечить специальную подготовку, чтобы они могли достичь своего максимального уровня, который должны определять педагоги. Но всё же важнее, чтобы ни один из тех, кто обладает особыми способностями и дарованиями, не сдерживался застывшими рамками массового уровня образованных классов.

Именно здесь становится очевидной проблема определения сути образования и встаёт вопрос о его истинных целях и задачах. Сознавая это, д-р Рэндалл пишет:

“Я хотел бы предложить для определения сути образования помедитировать на эту тему. Пусть каждый спросит себя, что он понимает под “образованием”; если он глубоко продумает этот вопрос, то обнаружит, что для ответа на него необходимо исследовать смысл самой жизни до самых глубин. Серьёзное размышление о смысле образования ставит нас как никогда ранее лицом к лицу перед фундаментальными вопросами жизни…. Является ли целью образования знание? Безусловно, да, но знание для чего? Является ли его целью обретение могущества? Тоже, безусловно, да, но могущество для чего? Может быть, его цель — социальная адаптация? Наш век с готовностью отвечает “да”, но какого рода должна быть эта адаптация, и какими идеалами она должна определяться? Образование направлено не просто на знание и способности любого рода, а на правильно используемые знание и способности, что ясно осознаётся наиболее передовой педагогической мыслью, но не нынешним общественным мнением….

Таким образом, великой задачей нового образования является обучение и развитие индивидуума для социальных целей, то есть для возможно более широкого служения человеку….

Мы обычно классифицируем образование как начальное, среднее и высшее. К этим трём категориям я бы добавил четвёртую, наивысшую. Наивысшее образование — это религия, но это также и образование”[16]Рэндалл, Джон Херман, Образование и религия, журнал World Unity, октябрь 1928 г.

Интересно отметить, что те же идеи на Всеазиатской Конференции по образованию выразил Бхагаван Дас:

“Правила Религии, то есть большей Науки, позволяют нам… исполнять наш долг и обязанности в более широком смысле. Религию определяли как повеление, или откровение, Бога. Иными словами, это означает лишь законы Природы Бога, открытые нам интеллектуальным, интуитивным и вдохновенным трудом провидцев и ученых всех религий и народов…. Мы достаточно долго слышали о трёх религиях. Четвёртая, истинная Религия более важна, чем все прочие…. Именно её следует раскрывать и добираться до её сути в первую очередь. Все искренние просветители должны помогать в этой работе, используя научный метод установления согласия между различными подходами”[17]Дас, Бхагаван, Единство азиатской мысли, то есть всех религий, стр. 12

По-видимому, как на Востоке, так и на Западе есть ощущение, что в конечном счете система образования, которая не выводит человека из мира человеческой деятельности в более широкое сознание, не способна исполнить свою миссию и не соответствует растущим потребностям человеческой души. Обучению, которое умалчивает об интеллекте и игнорирует способность к интуитивному восприятию истины, засвидетельствованную лучшими умами, очень многого не достает. Если оно не раскрывает ум учащихся, оставляя его статичным, оно лишает их оснащения, способного соприкасаться с теми невидимыми и тончайшими “четырьмя пятыми жизни", которые, как говорит нам д-р Уиггам, находятся полностью за пределами сферы научной тренировки ума.[18]Уиггам, Альберт Эдвард, Новые Десять Заповедей науки. Двери должны оставаться открытыми для тех, кто способен выйти за пределы академического метода тренировки ума, относящегося к жизни на физическом плане.

Будущий успех расы связан с достижениями тех индивидуумов, которые способны добиться большего, ибо их достижения более духовны. Следует отыскивать этих членов человеческого семейства и поощрять их прогресс и проникновение в царство нематериального. Необходимо их воспитывать, обучать и давать им образование, которое будет помогать раскрытию высшего и лучшего в них. Такое образование требует адекватного понимания их индивидуального роста и статуса, а также правильного понимания того, каков должен быть следующий шаг в каждом конкретном случае. Оно требует проницательности, доброжелательности и понимания со стороны учителя.

Просветители всё более отчётливо осознают такую необходимость подъёма уровня передовых процессов образования и, тем самым, перевода тех, кто находится в сфере влияния этих процессов, из области чисто аналитического, критичного ума в сферу чистого разума и интуитивного восприятия. Бертран Рассел указывает, что “образование должно быть ориентировано не на пассивную осведомлённость о мёртвых фактах, а побуждать к активности, направленной в мир, который следует построить нашими собственными усилиями”. Однако мы должны помнить, что созидание предполагает наличие активно функционирующего творца, действующего осознанно и использующего творческое воображение. Можно ли сказать, что такие плоды дает наша современная система образования? Разве ум не подвергается стандартизации и не удерживается на низком уровне нашей массовой системой образования посредством переполнения памяти плохо усваиваемыми фактами? Если прав Хёрбарт, утверждавший, что “основная задача образования — это этическое раскрытие тайн мироздания", то, возможно, д-р Моран тоже прав, указывая, что “одна из скрытых причин — и, может быть, самая главная — преобладания материализма в нашем веке заключается в отсутствии духовного элемента в нашем формальном образовании”.

Некоторые из нас чувствуют, что существует даже более значительная задача, нежели этическое раскрытие, и что, возможно, человечество является хранителем того просветления и той славы, которые будут реализованы во всей полноте только тогда, когда массы достигнут уровня развития, который в прошлом характеризовал личности мирового масштаба. Разве не соответствует направлению эволюционного развития то обстоятельство, что истинная цель образования — вывести человечество из четвёртого царства природы в ту духовную область, в которой живут и движутся и существуют первопроходцы, которых мы называем Мистиками, и те Личности нашей расы, которые определяют стандарт жизни? Так человечество будет поднято из объективного материального мира в духовное царство более истинных ценностей, где осуществляется контакт с тем бóльшим "Я", раскрытие которого является единственной целью индивидуальных “я”. Кайзерлинг указывает на этот факт следующим образом:

“Мы отдаём себе отчёт о пределах человеческого ума; мы понимаем значение наших устремлений; мы — хозяева природы. Мы можем одновременно созерцать внутренний и внешний мир. Поскольку мы можем научно определить, каковы наши истинные намерения, нам более нет необходимости становиться жертвами самообмана…. Отныне и впредь эта возможность должна стать сознательной мотивацией жизни. До сих пор она не играла этой роли. Тем не менее именно это исключительно важно, поскольку центр сознания определяет отправную точку человека. Она всегда реально находится там, куда человек смещает своё внутреннее внимание, и соответственно этому перестраивается всё Существо человека. … поэтому для жизни, основанной на распознавании, необходимо образование, направленное на синтез понимания и действия”

“Всё образование на Востоке направлено на Чувство-понимание, которое… является единственным демонстрируемым способом, ведущим к подъёму уровня внутреннего Существа…. Сутью является не информация, а понимание, которого можно достичь только собственным творческим трудом…. Чувство-понимание всегда означает наделение воспринимаемого смыслом; аспект Значения выясняется при движении изнутри вовне. Поэтому знание (в смысле информации) и понимание в действительности так же относятся друг к другу, как природа и Дух. Информация приходит извне внутрь; понимание — это творческий процесс, совершающийся в противоположном направлении. В этих обстоятельствах не существует прямого пути, ведущего от одной цели к другой. Можно знать всё, не понимая в то же время ровно ничего. Это именно тот путь, на который наше образование, ориентированное на накопление информации, привело бóльшую часть человечества”[19]Кайзерлинг, Герман, Творческое постижение, стр. 257, 216, 217

Цель данной книги — описание метода, посредством которого можно развить способность функционировать в расширенном сознании, чтобы человек мог реорганизовать своё Существо в направлении более объемлющей проблематики. Книга посвящена технике, с помощью которой каждая человеческая единица, способная стремиться к этой большей цели, может пройти специальную подготовку и заниматься самовоспитанием. Если это стремление сможет принять в сознании ясную рациональную форму и будет осознано как совершенно законная и успешно достижимая цель, человек с готовностью ухватится за неё. Если общество сможет обеспечить средства и возможности для такого прогресса, многие с радостью пойдут по этому пути. Предлагаемый метод представляет собой индивидуальную технику, которая позволит учащемуся, уже воспользовавшемуся преимуществами обычного академического образования и обладающему определённым жизненным опытом, расширять сознание до тех пор, пока он постепенно не выйдет за пределы своих нынешних ограничений и не переориентирует свой ум на более широкое осознание. Тогда он откроет душу как великую Реальность, достигнув тем самым способности получать прямой опыт духовного мира.

Эверетт Дин Мартин определяет образование как “духовную переоценку человеческой жизни. Задача образования — переориентировать индивидуума, дать ему возможность получить более богатое и глубокое видение собственного опыта, поместить человека над его системой верования и идеалов, а не внутри её”.[20]Мартин, Эверетт Дин, Смысл либерального образования, стр. viii, Предисловие. Это определение неизбежно приводит к полемике, так как каждый из нас живёт в своей уникальной среде; у каждого из нас свои особые проблемы и качества, базирующиеся на наследственности, физических условиях и на множестве прочих факторов. Вытекающий из этого стандарт ценностей придётся менять для каждой личности, каждого поколения, каждой страны и расы. То, что образование предназначается для того, чтобы подготовить нас к “полной жизни” (как выражается Герберт Спенсер), может быть правильным утверждением, однако диапазон возможностей каждого человека уникален. Высшая и низшая точки возможного достижения разнятся бесконечно для разных людей; более того, человек, располагающий багажом, адекватным для функционирования в какой-либо конкретной среде, может оказаться до смешного неприспособленным в другой. Поэтому, чтобы данное определение могло быть полезным, необходимо выработать определённый стандарт “полной жизни”. Для этого мы должны установить, что именно является чистым типом среднего совершенного человека и какова совокупность его контактов. Не представляется возможным дать исчерпывающий список возможностей человеческого аппарата отклика, а также окружающей среды, в соприкосновение с которой он может входить. Каковы границы, в пределах которых может функционировать человек? Если существуют разные состояния осведомлённости, охватывающие весь диапазон от сознания дикаря до сознания нашей интеллигенции и далее до уровня сознания гениев и лидеров во всех областях человеческого проявления, в чём тогда различие между всеми этими людьми? Почему их сферы восприятия столь сильно различаются? Кто-то может сказать, что это разница в расовом развитии; другие ответят, что причина в стабильности или нестабильности функционирования желез; в обладании адекватными возможностями получения образования или в отсутствии таковых; другие же группы мыслителей решат, что причина в различии среды и наследственности.

В то же время из чехарды мнений вырисовывается факт существования широкого диапазона человеческих состояний осведомлённости, а также осознание того, что само человечество достигло таких чудес постижения и понимания, чистоты выражения и совершенного влияния во всемирном масштабе, которые продемонстрированы нам Христом, Буддой, Платоном и многими другими, мысли и слова которых оставляли след в умах людей на протяжении тысяч лет. Что сделало их такими, какими они стали? Являются ли они чудесными исключениями, которые появились из сердца Бесконечности, и, следовательно, не могут иметь равных себе? Может быть, они — продукт эволюционного процесса и потому обрели могущество через широкий опыт и раскрытие? Или же они — цвет человеческой расы, сочетавший в себе соответствующий духовный багаж, а также обучение, с особой культурой, которая позволила им проникнуть в духовный мир, пока недоступный для большинства, и функционировать в измерении, о котором ничего не известно даже самым продвинутым нашим мыслителям? Не может ли быть так, что наши современные системы образования привели человечество как целое к такому состоянию, когда многие тысячи уже готовы к этой особой духовной культуре, и потому мы стоим перед кризисом в сфере образования, кризисом, в основе которого лежат его успехи и который, развиваясь в том же направлении, станет скорее катастрофой, чем помощью, ибо человек уже готов к чему-то новому? Некоторые из нас верят в такую возможность и в то, что настало время для просветителей начать готовить человека к новому, божественному опыту и к тому чудесному эксперименту, который позволит им полностью познать себя, что до сих пор было исключительной прерогативой мистиков и знающих расы. Эти знающие свидетельствовали о более широком мире, нежели тот, что открыт нам с помощью механизма нашей нервной системы и исследован физиками, химиками, биологами и антропологами. Они весьма недвусмысленно говорили о сфере контактов и такой осведомлённости, когда обычные органы чувств бесполезны. Они утверждают, что жили и двигались в более тонких мирах; упорство, проявленное ими в мистическом поиске реальности и идентичность их свидетельств на протяжении веков заставляют поверить в возможность существования этой невидимой сферы бытия и аппарата отклика, с помощью которого с ней можно вступить в контакт. Численность этих “заблуждавшихся” мистиков и интуитивных мыслителей достигает десятков тысяч, и это лучшие умы человечества. Они говорят нам словами Уолта Уитмена: “Я и мне подобные убеждаем не словами, мы убеждаем своим присутствием”.[21]Уитмен, Уолт, Листья травы.

Образование описывалось также как “полный приключений поиск смысла жизни, требующий развития способности осмысливать воспринимаемое”. Не знаю, кто это сказал, однако эти слова представляются мне превосходным описанием пути мистика и техники медитации, с помощью которой мистик становится сознательным знающим. Каковы бы ни были объяснения этому, фактом остаётся то, что человек на протяжении веков задавал вопросы, и поиск уводил его от внешних явлений мира, в котором он жил, в гораздо более сокровенные глубины. Д-р Оверстрит обращает наше внимание на это обстоятельство в словах, несущих истинно мистическое послание. Он говорит:

“Мы по большей части представляем собой создания, которые видят “вещи”. Мы видим то, что видим, и обычно не видим за пределами того, что видим. Воспринимать мир просто как мир вещей — это, несомненно, означает упускать что-то существенное. Безусловно, восприятие вещей — само по себе неплохо. Оно даёт нам возможность перемещаться в нашем мире и достаточно успешно манипулировать жизненными факторами…. Тем не менее существует возможность получить иное ‘ощущение’ мира, если суметь развить иной навык ума. Вкратце, это навык видеть невидимое в видимой реальности, способность проникать сквозь поверхности и видеть сквозь вещи первопричину их существования”.[22]Оверстрит, Х. А., Вечный поиск, стр. 114

Похоже, в настоящее время люди уже способны проникнуть за поверхность и перенести поиск из сферы природы внешней формы в сферу её причины. Возможно, мы часто склонны путать религиозный дух с мистическим поиском. Всякое ясное размышление о жизни и о великих законах природы, осуществляемое с упорством и настойчивостью, неизбежно приводит в мистический мир, и передовые ученые нашего времени начинают это осознавать. Религия начинается с принятия гипотезы о невидимом и мистическом; наука приходит к той же идее, действуя в направлении от видимого к невидимому и от объективного к субъективному. Как уже было сказано, исследуя и продвигаясь внутрь от формы к форме, мистик неизбежно приходит к славе открывшегося "Я". Представляется несомненно верным, что все пути ведут к Богу, если рассматривать Бога как конечную цель и символ человеческих поисков Реальности. Вера в высшее измерение и в иной мир Бытия более не является признаком суеверия. Даже слово “сверхъестественный” стало вызывать глубокое уважение, и не исключено, что когда-нибудь наши системы образования будут рассматривать подготовку индивидуума к преодолению своих естественных ограничений как совершенно необходимую составляющую образования. Интересно отметить, что д-р С. Ллойд Морган сказал по поводу слова “сверхъестественный” (в гиффордских лекциях 1923 года) следующее:

“Я допускаю, что существует некий разумный смысл в высказывании о том, что в восходящей иерархии ступеней прогресса, рассматриваемой как раскрытие Божественной Цели, каждая более высокая ступень сверхъестественна по отношению к предыдущей. В этом смысле жизнь сверхъестественна по отношению к неорганическому миру; рефлективное познание посредством мышления сверхъестественно по отношению к примитивному восприятию без размышления; религиозная позиция, признающая Божественную Цель, сверхъестественна по отношению к этике социальных отношений. Те, кто полагают, что достигли высшей ступени этих отношений, считают религиозную позицию высшим образцом сверхъестественного. Такой подход является отличительной чертой духовного человека”[23]Морган, С. Ллойд, Жизнь, Разум и Дух, стр. X, Предисловие

Он также добавляет — весьма изящно и уместно в контексте нашей темы, — что “мы должны делать акцент на новой позиции, так как именно она, на мой взгляд, сейчас возникает. Следовательно, мы можем говорить о новом ‘видении’, o новом ‘сердце’, способном на более высокую и более богатую форму радости”.[24]Там же

В своей замечательной книге “Человеческая природа и её трансформация” д-р Хокинг указывает, что у образования имеется две функции. Прежде всего, оно должно сообщить типичное, а затем обеспечить возможность роста за пределы типичного. Назначение образования — сделать человека истинно человечным; оно должно завершить и довести до совершенства его природу и тем самым сделать возможным раскрытие более глубоких способностей, к которым стремится человечество. Пробуждение воли к знанию и затем воли-быть должно следовать естественному процессу развития. Именно в этом контексте техника медитации будет признана частью методики высшего образования Нового Века. Будет установлено, что это — средство дальнейшего развития уже сформировавшегося человека, ведомого в новое царство природы. Медитация — это прежде всего самостоятельно инициированный процесс образования, мобилизующий все способности воли, базирующийся на имеющемся оснащении, но в конечном счете развивающий новый тип оснащения — оснащение души, обладающее собственным внутренним аппаратом и в свою очередь несущее в себе зерно ещё большего раскрытия.

Из процесса, который направляется извне, образование разовьётся в нечто, раскрывающееся изнутри и становящееся той налагаемой на себя ментальной дисциплиной, которую мы обозначаем такими весьма неправильно понимаемыми терминами как концентрация, медитация и созерцание. Из процесса тренировки памяти и развития навыков умелого обращения с аппаратом отклика, приводящего нас в соприкосновение с внешним миром, образование станет системой по установлению контроля над умом, что в конечном счёте будет помогать достижению внутренней осведомлённости о новом состоянии бытия. В свою очередь, со временем, эта осведомлённость позволяет развиться быстрой реакции и отклику на мир невидимый и неосязаемый, а также новым инстинктивным распознаваниям, коренящимся в более тонком аппарате отклика. Качества души накладываются на человеческие качества, подобно тому как человеческие качества были наложены на животные качества. Так же как человеческие качества являются результатом массового воспитания и инстинкта, и были в колоссальной степени раскрыты современными системами образования, так и качества души являются продуктом нового метода ментальной тренировки, продиктованного индивидууму его душой, вызванного настоятельной потребностью в поиске лучшего и инициированного актом воли индивидуума. Душа всегда латентно присутствует в человеческой форме, однако к активному проявлению она побуждается посредством практики медитации.

Эти два метода формирования человеческого существа — первый, путём поднятия его до массового стандарта, и второй, путём создания условий для появления новых качеств, качеств души, — образуют основное различие между западным и восточным методами образования.

Контраст между этими путями развития весьма поучителен. На Востоке имеется тщательно разработанная культура развития индивидуума, оставляющая массы практически без какого-либо образования. На Западе преобладает массовое образование, но при этом индивидуум в общем и целом оказывается оставленным без какого бы то ни было конкретного воспитания. Каждая из этих великих и весьма отличных друг от друга систем создала свою цивилизацию, выражающую как свой особый дух и специфику, так и явные недостатки. Предпосылки, на которых основаны эти системы, совершенно различны, и было бы весьма полезно рассмотреть их, ибо их понимание и конечное слияние может указать путь для новой расы в Новом Веке.

Первое: в восточной системе считается, что внутри каждой человеческой формы находится сущность, или существо, называемое “Я”, или “душа”. Второе: это "Я" использует форму человеческого существа как инструмент, или средство выражения, и через совокупность ментальных и эмоциональных состояний оно в конце концов проявит себя, используя физическое тело как свой функциональный механизм на физическом плане. Наконец, контроль над этими средствами выражения осуществляется согласно Закону Перевоплощения. В ходе эволюционного процесса (на протяжении множества жизней в физическом теле) "Я" постепенно строит подходящий инструмент собственного выражения и учится владеть им. Так "Я", или душа, становится по-настоящему самосознательным и творческим в высшем смысле слова, а также активным в собственном окружении, в совершенстве выражая свою истинную природу. В конце концов "Я" достигает полного освобождения от формы, от цепей природы желания и господства интеллекта. Это окончательное освобождение и последующий перенос центра сознания из человеческого царства в духовное царство взращивается и стимулируется специализированным обучением, которое называется медитацией и которое накладывается на всесторонне развитый ум.

Последствия этого интенсивного индивидуального образования в высшей степени впечатляющи. Именно восточный метод породил основателей всех мировых религий, все они азиатского происхождения. Он привёл к появлению вдохновенных Священных Писаний мира, формировавших менталитет человека, и к появлению мировых Спасителей: Будды, Заратустры, Шри Кришны, Христа и других. Так в результате применения своей особой техники Восток проявился через великих Индивидуумов, которые издавали ноту для своего конкретного века с учётом потребности в учении по раскрытию Идеи Бога в умах людей и тем самым вели человечество по пути духовного постижения. Экзотерическим следствием их жизни явились великие организованные религии.

Однако в Азии обучение высокоразвитых индивидуумов сопровождалось пренебрежением к людским массам. Следовательно, с точки зрения развития расы эта система оставляет желать много лучшего. К её недостаткам относится развитие тенденций к непрактичному визионерству. Мистик часто бывает неспособен справляться с окружающими его обстоятельствами, и когда акцент делается исключительно на субъективной стороне жизни, возникает пренебрежение физическим благосостоянием индивидуума и расы. Массам предоставляется бороться с обстоятельствами в трясине невежества, болезней и грязи; отсюда те ужасающие условия жизни, которые повсеместно наблюдаются на Востоке наряду с высочайшими духовными достижениями избранного меньшинства.

На Западе акцент диаметрально противоположный. Субъективный аспект игнорируется, поскольку считается гипотетическим. Наша культура основана на следующих предпосылках: во-первых, есть сущность, называемая человеком, который обладает рассудком, набором эмоций и аппаратом отклика, посредством которого он входит в контакт со своей средой. Во-вторых, особенности его характера формируются в соответствии с типом его аппарата отклика, а также природой окружающих его обстоятельств. Цель процесса образования, применяемого в широком масштабе и в массовом порядке, — сделать человека физически крепким и ментально восприимчивым, снабдить его тренированной памятью, контролируемыми реакциями и характером, которые позволят ему быть социально полезным и вносящим свой вклад в экономическую жизнь. Ум человека расценивается как хранилище сообщённых ему фактов, а воспитание, предлагаемое каждому ребенку, должно сделать его достойным, самодостаточным и полезным членом общества. Продукт такого подхода — нечто диаметрально противоположное человеку Востока. Мы не располагаем той особой культурой, которая порождала бы личности мирового масштаба, как это делает Азия, однако мы создали массовую систему образования и группы мыслящих людей. Следствием этого являются наши университеты, колледжи, а также частные и общественные школы. Они накладывают свой отпечаток на десятки тысяч людей, стандартизируя и обучая их таким образом, что выпускается человеческий продукт, обладающий определённым единообразным знанием, неким стереотипным запасом фактов и поверхностной информацией. Как следствие, у нас нет того удручающего невежества, как на Востоке; напротив, мы располагаем весьма высоким уровнем общего знания. Оно породило то, что мы называем цивилизацией, с её огромным количеством книг и разнообразными науками, а также привело к научному исследованию человека и (на гребне волны человеческой эволюции) к появлению великих Групп в отличие от великих Индивидуумов. Можно следующим образом представить эти отличия:

 

ЗАПАД

ВОСТОК

Группы Индивидуумы
Книги Св. Писания
Знание Мудрость
Объективная Цивилизация Субъективная Культура
Механистическое развитие Мистическое развитие
Стандартизация Уникальность
Массовое образование Специализированное обучение
Наука Религия
Развитие памяти Медитация
Исследование Размышление

Тем не менее, источник в принципе один — система образования. Обе системы по существу правы, но обе нуждаются в дополнении друг другом. Образование масс на Востоке приведёт к урегулированию вопиющих проблем на физическом плане. Всеобъемлющая система всеобщего образования, охватывающая безграмотные народные массы Азии, — насущная необходимость. Воспитание индивидуума на Западе и прививание ему необходимого знания и техники Культуры Души, пришедшей к нам с Востока, возвысит и спасёт нашу цивилизацию, которая столь стремительно рушится. Восток нуждается в знании и в сообщении ему информации. Запад нуждается в мудрости и технике медитации.

Такая научно обоснованная культурная система, применённая к нашему высокообразованному человеку, создаст корпус людей, которые — подобно мосту — объединят достижения обоих полушарий и свяжут области объективного и субъективного. Они станут первопроходцами Нового Века, в котором люди, будучи практичными в своих делах и твердо стоящими на земле, станут в то же время мистиками и провидцами, живущими также и в мире духа и несущими вдохновение и просветление в повседневную жизнь.

Для создания этих условий и образования великой группы практических мистиков, которые, в конечном счёте, спасут мир, необходимы две вещи: подготовленный ум, обладающий широкими общими знаниями в качестве основы (что может дать наша западная система), и духовное осознание внутренней божественности, души, которое достигается посредством восточной системы научно обоснованной медитации. Величайшая проблема Запада состоит в неспособности распознать Душу и задействовать возможности интуиции, что в свою очередь ведёт к просветлению. Покойный профессор Луццати, премьер-министр Италии, сказал в предисловии к своей в высшей степени ценной научной работе “Бог и свобода”: "Повсюду отмечается, что рост власти человека над собой не идёт в ногу с ростом его власти над природой”.[25]Луццати, Луиджи, Бог и свобода. Чрезвычайно важно для Запада усовершенствовать свою систему образования таким образом, чтобы мы смогли достичь власти над собой.

 

 
bugfixer invisible agent