Алиса Бейли «От Вифлеема до Голгофы»

5.

О значении детства Христа в Евангелии сказано всего несколько слов. Единственный упомянутый эпизод — это история о том, как Иисус, достигнув двенадцати лет, был взят Своей Матерью в Храм Господа и там впервые указал на Свое призвание и доказал понимание той миссии, которая была предопределена Ему. До того Его родители подчинялись во всем требованиям иудейского ритуала; кроме того, они какое-то время жили в Египте. О времени, которое Он провел там, нам ничего не говорится. Все, что мы знаем, заключено в словах:

“И когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет.

Младенец же взрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на Нем”[84]от Луки, 2:39,40

Изучающим полезно вспомнить, что число двенадцать рассматривается в эзотерических учениях всех верований как число, означающее завершение: оно повторяется снова и снова в различных писаниях мира. В этом отношении интересны следующие пояснения, показывающие значения этого числа и его связь с Посвящением:

“Достижение возраста двенадцати лет означает полный период эволюции, когда Христова Душа испытала посвящение. Это произошло во внутреннем уме (храме) и соответствовало пробуждению логической и интуитивной сторон Души. Они составляют принцип отца-матери, на который указано присутствием родителей”[85]Г.А. Гаскел, "Словарь священного языка писаний и мифов", стр. 773

 И ещё:

“Это число (двенадцать учеников) типично для многого в Ветхом Завете:

12 сыновей Иакова,

12 князей Детей Израиля;

12 последовательных прыжков в Хелим;

12 камней в нагруднике Аарона;

12 хлебов предложения;

12 разведчиков, посланных Моисеем;

12 камней, из которых сделан алтарь;

12 камней, взятых из Иордана;

12 быков, которые обнажили медное море. Кроме того, в Новом Завете:

12 звезд в короне невесты,

12 краеугольных камней Иерусалима, которые видел Иоанн, и

12 ворот”[86]Епископ Рабан Манрус, 857 н.э

Все эти повторения числа двенадцать, вероятно, имеют своим началом двенадцать знаков Зодиака, того воображаемого пояса на небе, по которому проходит Солнце в течение года и в течение своего более длинного цикла приблизительно в 25 000 лет.

Завершив подготовительную работу к Своим двенадцати годам, Христос вновь подвергся интуитивному переживанию по дороге из Назарета (места Посвящения) к Храму, где эта интуиция привела Его к новому осознаванию Его работы. Ничто не указывает на то, что Он знал в деталях, в чем состояла Его миссия; Он ничего не объяснил Своей Матери. Он начал выполнять ту работу, которая была ближайшей обязанностью, и учить тех, кто находился в Храме, поражая их Своим пониманием и Своими ответами. Его мать, обескураженная и подавленная, попыталась привлечь Его внимание к себе и к Его отцу, но получила лишь спокойный ответ, произнесенный с таким убеждением и так изменивший всю жизнь для нее: “…или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?”[87]Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их; все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его. И, увидев Его, удивились; и Матерь Его сказала Ему: Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя. Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? Но они не поняли сказанных Им слов.(от Луки, 2:49). Это дело Отца, как оно раскрывалось в Его сознании с течением времени, становилось все шире и шире в своей всеобъемлющей любви, намного шире, чем это, по-видимому, желает допустить ортодоксальная церковь.

Размах этой миссии медленно озарял Его юный ум, и Он, как и все истинно посвященные Сыны Божьи, начал действовать как Божий посланник, как только было понято Видение, и в том месте, где Он находился. Мы читаем, что, получив таким образом понимание Своей будущей работы, “…Он пошел с ними (Его родителями) и пришел в Назарет (место обновленного Посвящения); и был в повиновении у них... Иисус же преуспевал в премудрости и в возрасте и в любви у Бога и человеков”[88]от Луки, 2:51,52

В Евангельской истории мы часто встречаем слова, означающие “движение вниз”, или “спуск”. Христос “спустился” со Своей Матерью в Египет; Он “сошел” в Назарет; вновь и вновь Он спускается с вершины горы или с места одиночества, чтобы исполнять Свои обязанности среди людей. После неизвестного опыта в Египте (ибо об этом нам ничего не сказано в Библии), после откровения в Храме и после принятия предстоящей задачи Христос возвращается к месту постоянных обязанностей. В этом случае, и после Посвящения Рождения, в течение тридцати лет, как нам говорят, Он действовал как человек в повседневной жизни в мастерской плотника и дома со Своими родителями. Эта домашняя жизнь составляла то испытание, которому Он подвергался, и его важность нельзя переоценить. Не прозвучит ли богохульством, если сказать, что если бы Он не справился с выполнением Своего ближайшего долга, остальная часть Его работы оказалась бы бесплодной? Если бы Он не преуспел в проявлении божественности в домашнем кругу и в своем маленьком городе, куда Его забросила судьба, возможно ли, чтобы Он когда-либо смог действовать как мировой Спаситель? Он пришел показать нам нашу человечность, какой она должна быть и будет, когда мы завершим свое долгое путешествие в Вифлеем. Это составляло уникальность Его миссии.

Христос спокойно жил в Своем доме со Своими родителями, подвергаясь наиболее трудному опыту домашней жизни с его монотонностью, обыденностью, необходимым подчинением групповой воле и групповым нуждам, с его уроками жертвы, понимания и служения. И это всегда является первым уроком, который каждый ученик должен выучить. Пока он не выучит этот урок, он не может продвинуться дальше. Пока божественность не проявится дома и среди тех, кто хорошо нас знает и является нашими близкими друзьями, нельзя ожидать, что она выразит себя в другом месте. Мы должны жить как Сыны Божьи в нашей повседневной жизни — неинтересной, однообразной и иногда убогой — там, куда забросила нас судьба; на этой стадии нет другой возможности. Место, где мы находимся, — это место, откуда начинается наше путешествие, а не место, откуда мы убегаем. Если мы не можем делать добро как ученики там, где мы находимся, в том месте, где мы открываем себя, то никакая другая благоприятная возможность нам не представится, пока мы не осуществим ее здесь. Здесь находится наше испытание и поле нашего служения. Многие истинные и искренние стремящиеся чувствуют, что они могли бы действительно наложить отпечаток на окружающую обстановку и проявить себя божественно, если бы у них был другой дом, другое окружение и другие обстоятельства. Будь у них другая семья, больше денег или свободного времени, относились бы к ним друзья с большей симпатией или было бы у них лучшее физическое здоровье, чего бы они только не совершили. Испытание — это то, что проверяет нашу силу видеть, какого оно типа; оно взывает к высшему в нас и открывает нам, где мы слабы и где мы терпим поражение. Сегодняшнее требование, предъявляемое надежным ученикам и тем, кто таким образом испытывается, состоит в том, чтобы они не сломались и не дали трещину, когда придут трудности и встретятся темные периоды жизни. Мы находимся, если бы только мы могли это понять, точно в тех обстоятельствах и в том окружении, в которых можно выучить этот урок подчинения тому высочайшему, что есть в нас. Мы обладаем именно таким полом и типом физических условий, благодаря которым в нас может выразиться божественность. Мы имеем те контакты в мире и тот вид работы, которые необходимы, чтобы дать нам возможность сделать следующий шаг вперед на Пути Ученичества, следующий шаг к Богу. Пока стремящиеся не уловят суть этого факта и не применят его успешно в жизни служения и любовной отдачи в своем собственном доме, они не смогут продвинуться дальше. Пока не будет пройден путь жизни счастливо, спокойно и без самосожаления в своем домашнем кругу, — не будет дан никакой другой урок или другая возможность. Многим самым добросовестным стремящимся нужно также понять, что они сами ответственны за многие из тех трудностей, с которыми они сталкиваются. Недоумевая, почему они вызывают такой антагонизм в окружающих людях, они жалуются, что не встречают сочувствия, пытаясь вести духовную жизнь, изучать, читать и думать. Причина обычно состоит в факте их духовного эгоизма. Они говорят слишком много о своих устремлениях и о самих себе. Вследствие того, что они не выполняют свои прямые обязанности, они не встречают понимания и сочувственного отношения к своей потребности иметь время для медитации. Все должны понимать, что они медитируют: в доме должно быть тихо, их никто не должен тревожить, никто не должен отрывать их. Ни одна из этих трудностей не возникнет, если стремящиеся будут помнить две вещи: во-первых, что медитация — это процесс, выполняемый тайно, молчаливо и регулярно в тайном храме собственного ума человека; во-вторых, что многое может быть сделано, если люди не будут так много говорить о том, что они делают. Мы должны молчаливо жить с Богом, держать себя как личности в тени, организовывать наши жизни так, чтобы мы могли жить как Души, уделяя время культуре наших Душ, и в то же время сохраняя чувство пропорции, помня о привязанностях тех, кто нас окружает, и выполняя наилучшим образом наши обязательства и обязанности. Самосожаление и излишняя болтовня — вот те подводные камни, зацепившись за которые многие стремящиеся временно шли ко дну.

Благодаря любви и любящей практике мы пробуем посвятить себя в таинства. При Рождении в Вифлееме в мир любви, ключевой нотой наших жизней должно стать подчинение тому высочайшему, что есть в нас, любовь ко всем существам и полное доверие силе пребывающего внутри Христа, чтобы через внешнюю форму личности проявить жизнь любви. Жизнь Христа — это жизнь, которую, в конечном итоге, должны вести все. Это жизнь радости и счастья, проблем и испытаний, но сущность ее — любовь, и метод её — любовь. Его жизнь показывает нам пример, и мы можем следовать по Его стопам и продолжать работу, которую Он начал.

Пока мы шли с Христом от Вифлеема к тому времени, когда близится Второе посвящение, какой урок мы выучили? Как можно выразить значение этого эпизода словами, практически применимыми для индивидуума? Имеет ли этот эпизод какое-либо личное значение? Каковы требования и возможности, с которыми мы сталкиваемся? Если изучение этих пяти эпизодов из жизни Христа не принесет нам никакой пользы, если они касаются раскрытия сознания, которое не имеет никакой возможной человеческой интерпретации, то все, что было написано и преподано испокон веков, окажется тщетным и бесполезным. Обычная теологическая интерпретация не создает больше стимула для развитого интеллигентного человека. Христос Сам достаточно могущественен, чтобы возбудить человеческий интерес и привлечь к Себе тех, у кого есть видение истины, как она есть, и кто слышит Евангельскую весть так, как того требует каждый новый век. Пустая трата времени — продолжать тщательно исследовать эту древнюю историю жизни Христа, если она не содержит никакой особой вести для нас, если все, что требуется от нас, — это позиция наблюдателя и человека, который просто говорит: “Это так”. Эта доверяющая, но все еще негативная позиция держалась слишком долго. Наблюдая за Христом с такого большого расстояния, мы были чрезмерно заняты пониманием Его достижения и совершенно забыли о своей собственной индивидуальной роли, которую мы неизбежно должны сыграть в конечном итоге. Мы позволили Ему сделать всю работу. Мы пытались подражать Ему, а Он не хочет, чтобы Ему подражали. Он пытается заставить нас доказать Ему, самим себе и миру, что божественность, которая есть в Нем, есть и в нас. Мы должны открыть, что мы можем быть как Он, потому что мы понимаем Его. Он безгранично верил в нас и в то, что “мы все дети Бога”, потому что “един Отец наш”, и Его зов заставляет нас вступить на Путь святости и достичь такого совершенства, к которому нас призывает Его жизнь и ради которой Он Сам учит нас работать.

Удивляешься иногда, насколько легко было для людей принять идеи Св. Павла в том виде, в каком они дошли до нас из глубины веков благодаря толкованию. Мысль о грехе мало занимала Христа. Она была подчеркнута Св. Павлом, и, возможно, привнесенный им в христианство уклон в значительной степени ответственен за преобладание комплекса неполноценности у среднего христианина, неполноценности, которой Христос никоим образом не учил. Он призывал нас к святости в жизни и убеждал следовать по Его стопам, а не следовать интерпретации Его слов, которую может отстаивать тот или иной Его ученик, неважно насколько высоко почитаемый и ценимый.

Какова должна быть эта святость, к которой Он призывал нас, когда мы делаем первый шаг ко второму рождению? Каков святой человек?

Цельность, единение, единство, завершённость — вот отличительные признаки совершенного человека. Мы, однажды видевшие и любовавшиеся видением божественности, что мы можем сделать? В этом вопросе выражается наша проблема. Каков следующий шаг, непосредственный долг человека, который знает, что второе рождение еще не произошло, но который чувствует в себе готовность идти к Вифлеему из Галилеи через Назарет?

Этот шаг требует, прежде всего, усилия. Оно означает инициативу, затрату энергии, преодоление инерции и волю приложить все силы для того, чтобы начать путешествие. Оно означает слушание голоса Души и подчинение ее настоятельным требованиям, чтобы приближаться к Богу и более полно выражать божественность; и всё же: “каждый индивидуум в определенный момент разрывается между прекрасным побуждением продолжать идти к пониманию и тягой вернуться назад, к безопасности”[89]В.Х. Шелдон, "Психология и воля Прометея", стр. 47

Ибо есть трудность и опасность в описанном Пути к Центру. Многое должно быть преодолено и со многим придется столкнуться. Низшая природа (аспект Марии) влечет назад, прочь от задачи, предпочитая инерцию и стабильность необходимой активности и последующей относительной и временной неопределенности.

Это второе рождение не является мистической мечтой; это не прекрасное видение чего-то, что возможно, но не вероятно; это не просто символическое выражение некоторой конечной цели, лежащей перед нами в туманном будущем или в какой-то другой форме существования и некотором возможном небе, которого мы можем достичь, если прибегнем к помощи бездумной веры и слепого принятия всего, что нам могут сказать теологи. В это относительно легко поверить, это и есть линия наименьшего сопротивления для большинства. Трудно пробиваться в одиночку к той стадии опыта, когда становится ясной божественная программа для человека, а возможности, представленные нам Христом, становятся чем-то, не дающим покоя до тех пор, пока мы не преобразуем их в личный опыт через эксперимент Посвящения. Второе рождение — это такое же естественное событие и такой же запланированный результат эволюционного процесса, как и рождение ребенка в мир физической жизни. Вечно, испокон веков человек совершал и будет продолжать совершать великий переход, доказывая тем самым реальность этого опыта. Это нечто такое, с чем все должны столкнуться в то или иное время.

Два понятия должны проясниться в мире мыслей современного стремящегося. Во-первых, присутствие Души, живого существа, которое может и должно быть познано в процессе, доводящем его до рождения на плане повседневной жизни, и, во-вторых, решимость достичь переориентации всей своей природы так, чтобы стало возможным все более полное отождествление с этой Душой, вплоть до достижения совершенного единства. Мы начинаем видеть, что должно быть сделано, мы начинаем занимать правильную позицию, которая сделает это возможным. Присущая нам двойственность, выраженная как Душа и тело, Христос и Мария, осененная Святым Духом, материальное и духовное, которые сталкиваются друг с другом и сходятся все ближе и ближе, вплоть до совершенного объединения и рождения Христа через посредство Матери. Принятие этой божественной идеи и ориентация жизни на то, чтобы сделать эту идею фактом, — вот первые и ближайшие шаги.

Этому учил Христос, и об этом Он молил Отца: “Не о них же только (Своих учениках) молю, но и о верующих в Меня по слову их: Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня... Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино”[90]от Иоанна, 17: 20,21,23 

Это и есть доктрина Единения; Бог, присущий Вселенной, — космический Христос; Бог, присущий человечеству, открыт благодаря историческому Христу; Бог, присущий индивидууму, — внутренний Христос, Душа.

Как можно проверить эту истину о Душе и втором рождении, насколько просто практически выявить ее смысл, дающий нам возможность делать то, что необходимо? Возможно, на этот вопрос отвечают следующие утверждения:

  1. В каждом человеческом существе скрыто “Слово воплощенное”, Сын Божий во плоти. Это и есть “Христос в нас, упование Славы”, но пока еще только надежда для массы людей. Христос еще не проявлен. Он скрыт и завуалирован формой. Видна Мария, а не Христос.
  2. По мере того как колесо жизни (опыт в Галилее) переносит нас от одного урока к другому, мы подходим все ближе и ближе к внутренней реальности и скрытой божественности. Но Младенец Христос все еще скрыт в чреве формы.
  3. В своё время три ипостаси личности — физическая, эмоциональная и ментальная — сплавляются в одно живое целое. Дева Мария готова родить своего Сына.
  4. Долгое путешествие приближается к завершению, и скрытый Младенец Христос рождается при Первом посвящении.

Этой истины д-р Инг касается в следующих словах: “Макарий, следуя Мефодию, учит, что сама идея воплощения включает объединение Логоса с праведными душами, которыми Он вполне удовлетворен. В каждой из них рождается Христос. Таким образом, кроме идей Искупления и Жертвы Христа ради нас, эти теологи выдвигали идеи Посвящения и внутреннего преобразования Христа в нас, и они рассматривали первое (посвящение) как реальное и полное, а последнее (преобразование Христа в нас) как часть нашего освобождения. Но доктрина Божественного Присутствия в человеческом сердце никогда полностью не была центральной истиной теологии до времён средневековых мистиков. Именно Экхарт говорит: “Отец произносит Слово в душе, и, когда рождается Сын, каждая душа становится Марией”[91]В.Р. Инг, "Пэддоковские лекции", стр. 66

Мы призваны для второго рождения. Наши личности сейчас исполнены возможностей. Час пробил.

Человеческая Душа должна услышать зов Христовой Души и понять, что “Мария благословенна не потому, что она родила Христа телесно, а потому, что она родила Его духовно, и в этом каждый может стать подобным ей”. (Экхарт).

 

 
bugfixer invisible agent