Теология

имена: Теология

В любой стране на протяжении веков различные деятели и группы стремились навязать массам людей свои личные религиозные интерпретации истины, Писаний и Бога. Они брали Библии мира и пытались их объяснять, пропуская встречающиеся там идеи через фильтр собственного ума и мозга и тем самым неизбежно принижая смысл. Не останавливаясь на этом, их последователи навязывали такие предвзятые человеческие толкования людям немыслящим и невежественным. В каждой религии — буддизме, индуизме в его многочисленных аспектах, мусульманстве и христианстве — формировался круг выдающихся умов, которые старались (обычно совершенно искренне) понять, что именно Бог, по их мнению, сказал; они формулировали доктрины и догмы на основании того, что, как они полагали, Бог имел в виду, и потому их слова и идеи стали религиозными законами и неопровержимыми истинами для бесчисленных миллионов людей. Но, в конечном итоге, что мы имеем? Представления того или иного человеческого ума — в категориях его эпохи, его традиций и его уровня развития — о том, что Бог сказал в том или ином из Писаний, в которые столетиями вкрадывались неточности и ошибки из-за постоянных переводов — переводов, которые часто делались с устных пересказов.

Доктрина о том, что Писания мира надиктованы свыше, (как полагают, особенно приложимая к христианской Библии) сегодня полностью дискредитирована, а вместе с ней и непогрешимость интерпретаций; сейчас видно, что все мировые Писания состоят исключительно из переводов и ни одна их часть не сохранилась — после тысяч лет переводов — в том виде, в каком была записана вначале, если она вообще существовала в виде оригинальной рукописи, а не представляла собой, в действительности, чьи-то воспоминания о том, что было сказано. В то же время необходимо помнить, что общая направленность и базовое учение Писаний, так же как и значение символов, обычно правильны, хотя опять же, сами символы должны переводиться на современный язык, а не подвергаться невежественной интерпретации. Суть в том, что доктрины, теология и догматические утверждения не обязательно доносят истину, которая в уме Бога — уме, который большинство интерпретаторов догм считают, что им известен. Теология — это всего лишь мнение человека о том, что содержится в уме Бога.

Именно искаженное представление истины заставило человечество сформулировать свод доктрин, о которых Христос, по-видимому, ничего не знал. Христос заботился лишь о том, чтобы люди признали, что Бог есть любовь, что все — дети одного Отца и, следовательно, братья, что дух человеческий вечен и что смерти нет; Он жаждал, чтобы Христос в каждом человеке (внутреннее Христово сознание, объединяющее нас друг с другом и с Христом) расцвёл во всей своей славе; Он учил, что служение есть ключевая нота духовной жизни и что воля Бога будет открыта. Вот об этом-то массы комментаторов и не писали. Они до хрипоты спорили, сколько у Христа от Бога, сколько от человека, о природе непорочного зачатия, о роли Св. Павла как наставника христианской веры, о природе ада, о спасении кровью и о степени достоверности и историчности Библии.

Сегодня умы людей озаряет свобода; они начинают понимать, что каждому человеку надо позволить поклоняться Богу по-своему. Это не означает, что каждый будет выбирать себе (в грядущем Новом веке) теологическую школу, к которой и будет принадлежать. Нет, его собственный, озаренный Богом ум будет искать истину и интерпретировать её для себя. Дни теологии сочтены, а дни торжества живой истины близки. Это ортодоксальные церкви отказываются признавать. Истина, по существу, бесспорна; где возникает спор, там концепция обычно второстепенная и олицетворяет главным образом человеческие представления об истине.

Люди сегодня значительно преуспели в отвергании догм и доктрин. Это хорошо, правильно и ободряет. Это означает прогресс, хотя церквям пока не удается увидеть в этом влияние божественности. Свобода мысли, сомнения в представляемых интерпретациях истины, отказ принимать учения церквей в терминах старой теологии и неприятие навязываемого церковного авторитета являются отличительными чертами творческого духовного мышления в наше время.

Теологии растворятся в знании Бога; доктрины и догмы перестанут считаться обязательными, так как вера будет основываться на пережитом опыте и авторитет уступит место собственной оценке Реальности. Власть церкви над группой будет вытеснена могуществом пробужденной души в человеке; эпохе чудес и дебатов относительно того, как и почему, с последующими скептицизмом и агностицизмом придет на смену понимание законов природы, контролирующих сверхчеловеческую сферу и сверхъестественную стадию эволюционного процесса. Человек вступит в свое божественное наследие и узнает, что он — Сын Отца со всеми божественными качествами, силами и способностями, так как все они — его божественный дар.

bugfixer invisible agent