Живая Этика - «Сердце»

Ткач имеет перед собою основу, без нее самый искусник не может выявить свое мыслетворчество. Также для мыслетворчества нужна и Космическая Мыслеоснова, так зовем Субстанцию Первичную, из которой огненная мысль высекает искры творения. Ту же работу делают как опытные мыслители, так и дитя, зажженное непременным желанием. Нельзя судить пещерника и схимника, не зная степени и качества их мысли. Нельзя судить певца и поэта, не зная, какое мыслетворчество излучают они. Постепенно отучаемся от осуждения, ибо лишь мыслетворчество есть сотрудник Творцу. Так будем бережно собирать все существующие мысли, которые могут благодатно вонзаться в Акашу и достигать сущности Сущего. Самое утешительное в том, что никто не лишен мысли и, зная ее значение, может упражнять это присущее ему благо.

Иногда в народе говорят: «Так размечтался, даже сердце защемило». Не от злобного мечтания щемит сердце, но от напряжения светлых желаний. Тоска сердечная прежде всего наполняет сущность субстанцией силы. Конечно, не всегда скульптура Акаши непременно связана с тоскою в сердце, но щемящее чувство, во всяком случае, показывает напряжение и сотрудничество с Первичною Мыслеосновою. Так не нужно опасаться, что тоска есть злой знак.

Вступающие на путь Великого Служения иногда опасаются, хватит ли у них достаточно духовных запасов для беспрерывной раздачи? Правда, они знают, что дающая рука не обеднеет, но им трудно приложить это в духовном понимании. Но также сказано о птицах небесных, которым достаточно зерна на завтра. Истинно, не иссякнет запас духовный при сотрудничестве с Иерархией. Не замолкнет сердце, хранящее Образ Владыки. Так можно не опасаться уничтожения запаса духа — он неисчерпаем. Можно сокровища эти раздавать, лишь бы держать крепко нить серебряную.

Неопытный духовный воин иногда недоумевает: «Почему так сильна битва, ведь целы руки и ноги мои?» Точно напряжение битвы лишь в поломке костей! Но часто обычные участники земного боя не ощущают напряжения его, только вождь осознает происходящее.

Справедливо спросят: «Какое отличие значения мысли в Новом Веке, — если мысль так упорно утверждается, значит, ей дано особое назначение в обновлении жизни?» Совершенно верно: если в Черном Веке мысль была около человека или магнетизм распространялся на малые расстояния, то в Новом Веке мысль есть пространство! Потому нужно мыслить не лично, но пространственно.

Пространственное мышление вовсе не легко для большинства. Прежде всего для него нужно сохранить личность, но освободиться от эгоизма. Многим такое противоположение покажется вообще нелепым, для них эгоизм и есть личность. Явление мощной личности, преданной Общему Благу, многим невообразимо, но без личности мышление не будет потенциально. При эгоизме мышление прибавит еще одну порцию яда к зараженной ауре планеты. Так же трудно многим осознать, что вещество мысли неразрушимо и не связано слоями пространства, — значит, не мала ответственность за каждую мысль. Хищную птицу может догнать стрела, но что разложит мерзкую мысль!

Мудрый хозяин не зажигает все огни без особой причины. Также в древних сказаниях говорится о горе, окруженной пламенем, но нигде не сказано, что огонь пылал постоянно; он восставал по мере нужды. Так и ваши огни сверкают по мере надобности — то глаз Брамы, то крылья, то лучи гортани, то все другие главные — двадцать один огонь — нужно дать им вспыхивать по природе их. Нужно указать, что огни действуют силою связи с Иерархией. Пожар или безудержное пылание недопустимы. При Великом Служении заботливость и бережность являются первыми принципами Высшего Сотрудничества. Мы оберегаем каждую частицу энергии Элохима или каждую Урукаю от Огня Пространства. Особенно этот учет нужен во время напряжения битвы.

Утроить надо понимание Великого Служения. Сердца чистые могут прилежать Служению без утомления и небрежности. Как губительна притупленность небрежности! И как многие, даже знающие, не могут воздержаться от нее! В древности она называлась «Серая Змея». Пусть примут друзья явление зоркости и внимательности.

Приложение магнитов и обхождение стран с годами, конечно, уже ясны вам значением своим. Это не суеверное средство, но приложение лучей и магнетизма, которые в малом размере уже известны науке. Даже скептики не исключают особого значения личных воздействий. Отсюда один шаг до сильного магнита, соединенного с Центром явленных энергий. Также совсем не трудно понять значение прохождения человеческого организма, этой сильнейшей химической батареи. Собаки, даже и те, чуют силу следов человека. Насколько же развивается эта эманация при приложении сознания! Потому смысл посланников очень велик и продолжает применяться.

Поистине, можно наблюдать, где ступила нога посланника и как магнит притянул область целую в орбиту действия, — как сказано об Ангелах Жизни и Смерти. Так пристально нужно всматриваться в события и находить в них систему обширную. Если обычные астрологи подмечают соотношение великих дальних событий, то насколько поучительно следить за исполнением путей, зная их направление!

Три обстоятельства могут особенно отяготить карму: первое — отказ от Учителя, второе — подозрение, что связь с Иерархией может навлечь несчастье, и третье — уклонение от ответственного поручения. Лишь сердце может подсказать, где начинаются отказ, и подозрение, и уклонение. Много раз предавший Учителя начинает в безумии уверять, что он никогда даже не помышлял о предательстве и не думал уклониться. Тысячу оправданий измыслит потемневший ум, чтобы сокрыть давно запечатленное в свитке кармы. Лучше не приближаться, нежели явить отступничество. Ночь не светлеет над отступником, но не наказание это, лишь следствие посева. Сердце умеет различать зерно предательства.

Не много внимания уделяют люди Миру Незримому. Нужно сознательно приучиться понимать его присутствие во всем. Пространство можно рассматривать как провод к Мирам Незримым, но наблюдающим за нами.

Нужно пережить час, называемый «Драконом Порога». У Нас этот час зовется «Завесы Разодрание». Так Мы отмечаем, когда тьма намеревается разодрать завесу, но вместо того лишь открывает дали. Но мужество нужно, ибо где же иначе обнаружить накопление мужества?

Солнце есть Сердце Системы, также сердце человека есть солнце организма. Много солнц-сердец, и Вселенная представляет систему сердец, потому культ Света есть культ Сердца. Понять это отвлеченно — значит оставить сердце в холоде. Но как только Свет солнца-сердца сделается жизнью, потребность тепла магнита засияет, как истинное солнце. Сказано: «Перейди Сантану по сердцу». Так можно отеплять понятие сердца. Можно считать ритм сердца как ритм жизни. Учение о Сердце светло, как солнце, и тепло сердца спешит так же быстро, как и солнечный луч. Каждый изумлялся, как мгновенно отепляет все луч восходящего солнца. Так же может действовать сердце!

Говорю о теплоте сердца, когда она особенно нужна. Мысль устремления зажигает пространство, но теплота сердца, как постоянный очаг. Мужество живет в тепле сердца — нужно это запомнить! Уявление темных сил, как мороз для посева, лишь тепло сердца дает Щит сверкающий. Но как нежно испытываем волны Света, так же осторожно нужно приближаться к сердцу.

Сердце, предавшееся добру, излучает Благодать непрестанно, независимо от намеренных посылок. Так солнце не шлет преднамеренных лучей. Сердце, злу поклявшееся, будет извергать стрелы сознательно, и бессознательно, и непрестанно. Сердце добра сеет вокруг себя здоровье, улыбку, духовное благо. Сердце зла уничтожает тепло и, упырю подобно, высасывает жизненные силы. Так непрестанна деятельность сердец добра и зла. На низшем плане Бытия условия добра и зла разнятся от значения их в Высшем Мире. Можно себе представить горнило сияющего Света и тьмы зияющую пропасть. Так ужасно скрещиваются мечи демонов и Архангелов! Среди искр боя сколько сердец привлекаются к Свету и тьме!

Нужно ясно вообразить непрестанное излучение сердца. Нужно понять, почему сердцу добра так болезненно присутствие сердец зла. Ни улыбка, ни насильственная ужимка зла не скроют сердечное излучение. Утверждение добра в сердце вовсе не исключает справедливого негодования, но раздражение есть область зла. Только устремление к Иерархии может утвердить границу между многими чувствованиями.

Трудны скрещивания токов, как скрежет мечей! Если даже разрыв бумаги отягощает сердце, то какое сокращение нервов вызывает скрещивание токов разнородных, различных напряжений! Пусть снова обратимся к панацее. Лишь напряженное устремление к Иерархии может ослабить все стрелы токов.

Вы знаете о воздействии человеческих эманаций на растения. Вы знаете также о воздействии цвета. Теперь нужно напомнить о значении звука. Тождественность этих воздействий знаменательна. Если для увеличения потенциала растения нужно открытое, светло звучащее сердце, то в звуковом воздействии нужны консонанс и все комбинации доминанты. Явления диссонанса не могут усилить ток энергии. При воздействии на людей диссонанс может быть полезен как противоположение для усиления ритма сознания, но при растениях, где сознание минимально, диссонанс лишь является задерживающим условием. При минералах диссонанс будет разлагающим началом. Поистине, роза будет символом консонанса и доминанта света розы будет соединена с сиянием сердца. Не много опытов производилось со звуком на растениях, но древние полагали, что лучшие цветы росли при храмах, где было много созвучий голосов и музыки.

Ищите и приобщайтесь ко всему тонкому, утонченному в веществе своем. Не только Говорю о предметах, но и о людях. И среди людей выбирайте не тех, кто желает лишь материальных явлений. Но даже среди признающих духовность ничтожны будут, которые устремлены к грубым проявлениям. Не они первые подойдут к Царству Сердца. Может быть, иные, не видевшие Тонкого Мира, но понявшие его в сердце своем, опередят магов и волхвов. Утверждение внутреннего глаза и открытие огней зависит от утончения сознания; только эти врата ближе всего к сердечному царству. Маловеры, желающие вложить пальцы в раны Света, не могут открыть сердце свое для молниеносного познания. Истинно, испытывайте все Сущее! Но без сияния сердца испытания эти будут, как тление вчерашнего дня.

Не отвлеченно слово о познании сердцем. Кто не может понять это утончение, как же постигнет высшие слои Тонкого Мира? Без этого познания духовного как же путник войдет и примет тонкий Эфир, питающий тело высшее? Не пригодно будет познание призраков, которые окутывают своим покровом разложения. Так испытывайте Мир сердцем.

После всех разграничений неминуемо приходим к синтезу сердца. Не будем упоминать, что молчание происходит от смешения всех звуков. Потому научимся сопоставлять сердце с молчанием. Но это молчание не будет пустотою, оно наполнит пространство синтезом мысли. Как сердечная молитва не нуждается в словах, так молчание наполненное не нуждается в формулах. Молчание напряженное нуждается во многих наслоениях мыслей и желаний благих. Так сердце, напряженное молчанием, насыщенное, как динамо, отбивает ритм Мира, и личные желания претворяются в ведущую Мировую Волю. Так вырабатывается сотрудничество с дальними мирами.

Обычна жалоба на недостаточность руководства. Люди привыкли покрывать жалобами свои особенности. Между тем именно руководством человечество не обижено, лишь бы замечали все даваемое. Множество импульсов, возникающих вследствие духовных воздействий, пропадают не только без пользы, но даже делаются вредными, оставаясь в кладовых сознания в перетолкованном виде. Можно утверждать, что самая малая часть воздействий находит справедливое применение. Особенно мешают привычки, загоняющие сознание в условные пути; они же обессиливают способности сердца, когда оно готово звучать на Руководство Высшее. Сердце именно знает, где оно высшее или низшее, но обессиленное, затуманенное сердце само окажется на низшем уровне; тогда даже низшее покажется высшим. Чистота сердца есть самая нужная собственность. Мудрость, мужество, самоотверженность не вмещаются в затуманенном сердце. Но Руководство будет шептать деяния подвига, и такой совет не должен показаться ужасным и суровым.

Множество самых настоятельных посылок претворяются в неясные колебания. Можно следить, как часто даже достойные духи не применяют вовремя данное указание и как ничтожны мешающие обстоятельства. Несоизмеримы поступки, привычки сравнительно с посылками Свыше. Опять не следует мечтать о магических формулах, чтобы привлечь Руководство, оно близко, и магнит чистого сердца очистит путь. Самое значительное приобретение будет этот магнит, привлекающий и открывающий. Истинно, радостно побыть с чистым сердцем!

Истинная торжественность складывается высшим напряжением. Торжественность не покой, не удовлетворение, не конец, но именно начало, именно решимость и шествие по пути Света. Неизбежны трудности как колеса устремления. Неизбежны ужасные давления, иначе немощен взрыв. Но разве радость приходит в легкомыслии? Там лишь похоть, но радость в торжестве духа. Торжество духа при утверждении незыблемых начал. Когда поднимается Знамя Мира, можно быть полным торжественности.

Множество уже близких возможностей разлагаются людскими жалобами, порожденными саможалением. Когда люди начинают взвешивать, сколько кто пожертвовал и сколь мало получил от Учителя, то смысл Учения пропадает. Люди учитывают полученное как плату поденщика, не соизмеряя получение с вечностью, для которой они существуют. Как неприложима мысль оплаты добрых намерений со смыслом совершенствования! Но нужно сказать, что многие предпочитают обрядиться поденщиком не из сердечной испорченности, но из невоспитанности воображения. У многих чувствознание Вечности отсекается устремлением к саможалению.

Но повторено во всех Учениях о тяготе плоти, чтоб устремить внимание к преимуществу духа. Нужно принять Учение как начало к истинным преимуществам, которые не могут быть отчуждены. Нужно оценить, как Учение углубляет сознание и действительно дает в жизни возможности, если они не отвергнуты. Это простое соображение редко принимается во внимание: люди предпочитают жаловаться в пространство, вызывая на себя каменный дождь. Но не устрашать будем, иначе скажут о недостатке любви. Явлению любви люди приписывают такие странные обстоятельства, что кажется, что их любовь живет на Монетном дворе! Между тем нужна любовь для пути в Беспредельность. Проводник так нужен; когда мы на гладких скалах ищем в последнем напряжении спасительную нить, тогда Рука Ведущая коснется нас.

Даже в самые древние времена люди понимали значение сердца. Они считали сердце Обителью Бога; они клялись, полагая руку на сердце. Даже самые дикие племена пили кровь сердца и съедали сердце врага, чтобы усилить себя. Так показывали значение сердца. Но теперь, в просвещенное время, сердце умалено до физиологического органа. Древние пили из черепа врага; чаши священных обрядов изготовлялись из теменной кости. Те, которые знали о центре колокола, понимали, что магнетическое нагнетение преображает костное вещество. Но теперь лишь смеются над сильными целебными веществами. Самое ничтожное нахождение привлекает множество потребителей, но сильнейшие химические лаборатории забыты. Между тем натуральные соединения трех царств природы дают сильнейшие соединения. Нужно прежде всего напомнить о значении сердца как соединителя миров. Огонь сердца разве не есть самый Пространственный Огонь?

Можно очень понять постоянное, приписываемое древним, общение с дальними мирами, магнетизм которых приносит силу невесомую. Но разве не чует сердце самые тончайшие вибрации?

Понятия воли должны быть твердо осознаны и разграничены. Мозговая воля сделалась оплотом Запада, тогда как Восток остался в твердыне сердца. При внушении гипнотизер Запада употребляет волю, напрягая центры конечностей и глаз, но эта эманация не только скоро исчерпывается, но и приносит утомление и, главное, действует на очень незначительном расстоянии. При волевых посылках невозможно пространственное достижение. Но сердце Востока не нуждается в напряжении конечностей, не нагнетает без нужды энергию, но шлет свои мысли без ограничения места. Сердечное внушение, как естественный канал сообщения, не наносит вреда внушающему и принимающему. Западный способ постоянно заметен извне, но восточное делание не имеет ничего внешнего, наоборот, внушающий не смотрит на получающего, ибо в сердце имеет образ назначения. Много несомненных преимуществ сердечного делания, но для него нужно прежде всего осознать значение сердца.

Мощь сердца преодолевает решительно все. Сердце может знать смысл событий дальних. Сердце может летать, укрепляя нужные союзы. Сердце может приобщиться к дальним мирам. Пробуйте это лишь посылкою воли и познаете разницу воли сердца. Майтрейя есть Век Сердца! Только сердцем можно оценить сокровища Майтрейи! Лишь сердцем можно понять, насколько все накопления, все чувствознание нужны для будущего.

Любовь, подвиг, труд, творчество — эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же любовь без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! И над всем этим воинством благих ценностей водительствует сердце. Без него самые терпеливые, самые мужественные, самые устремленные будут холодными гробами! Отягощенными знанием, но не окрыленными будут бессердечные! Тяжко не поспевать к Зову! Тяжко не следовать вполне за Иерархией! Часто люди пытаются скрыть от самих себя отказ от Иерархии. Можешь ли, путник, чистосердечно признать готовность свою следовать за Иерархией? Может быть, готовность твоя лишь до первого поворота, до первой ступени, где лишь Иерархия может помочь? Не забудешь ли ее именно в час трудный или будешь помнить Иерархию только в избытке?

Даже при начале учительства вы не раз изумлялись поворотам и уклонениям даже близких. Можете понять все прискорбие видеть, как на пороге часто ученик стремительно убегает в лес. Моя Рука неотступно с идущим в полной готовности.

Граница между достойным и недостойным очень извилиста; лишь сердце может найти путь через все извилины мозга. Но теперь время перейти к познанию духотворчества. Не кажется ли странным многим людям, что даже Тонкий Мир им невидим, тогда как в градации миров он еще достаточно плотен? Значит, глаз физический настолько груб, что даже не может различить следующую стадию телесного преображения. Если люди стараются усовершенствовать даже приборы научные, то сколь желательно утончение самого человеческого аппарата! Но без привлечения помощи сердца невозможно продвинуться в этом подвиге. Кто может чуять сердце, тот уже может двигаться за пределы тела.

Отступничество от духотворчества отодвигает на многие жизни. Непростительно уходить в низкое состояние, когда уже открываются отверстые очи. Попомним, каким трудом пробивается физическая оболочка, какие меры применяются, чтобы сдвинуть сознание после напряжения. Можно ли обращаться вспять!

Много одержимых во время перехода человечества к духотворчеству, точно кто-то подделал ключи к слабым замкам. Нужно особенно осмотрительно осматривать людей. При этом нужно помнить, что у одержимых своеобразное мышление, полное противоречий. Желая помочь им, можно или силою внушения изгнать засевшего, или совершенно оставить в покое, даже, если можно, совсем изолировать. Ведь засевшему нужен не столько сам субъект, сколько воздействие через него на окружающих. Хуже всего частично надоедать одержимому, призывая его к здравомыслию, которого у него нет. Худо начать вслух жалеть одержимого или порицать его противоречие. Явление приказа, сильное и поражающее, или изолированность может облегчить судьбу слабого сердца. Ведь через слабость сердца влезает одержание. Огонь сердца опаляет всех мохнатых гостей.

Отказ от Учителя пресекает все возможности, особенно когда отказ произошел в сознании задолго до одержания. Так люди часто пробуждают уже спящие отрицания, и, конечно, последствием прежде всего является отказ от Учителя, ибо каждая хаотичность прежде всего возмущается созиданием и сотрудничеством. В хаотичности заложены зерна зла, которые тяжким опытом подавляются. Но в текущие дни неслыханно много одержимых. Темнота тоже хочет проявиться.

Первоначально граница между физическим и Тонким Миром не была так резка. В древнейших летописях можно находить отрывочные указания о ближайшем сотрудничестве этих миров. Фокус сердца при телесном уплотнении нужен был как равновесие с тонкими энергиями. Сам телесный мир нужен был как переработка веществ для умножения энергий. Но рассудок, как знаете, устремился к обособлению и таким образом затруднил эволюцию. Трудно было время Кали-Юги, но Сатья-Юга должна опять сблизить миры, насильственно разъединенные. Нужно ожидать это время торжественно, как возвращение к сужденному совершенству. Так уговоримся уделять достаточно внимания духотворчеству. Можно под этим углом привыкать мыслить. Так нужно относиться к самому значительному в направлении жизни. Кто научится равновесию между мирами, тот уже значительно облегчит путь свой.

Если сердце — аккумулятор и трансмутатор энергий, то должны быть и лучшие условия возмущения и привлечения этих энергий. Самое основное условие будет труд, как мысленный, так и физический. В этом движении собираются энергии из пространства. Но нужно понять труд как естественное наполнение жизни. Так труд всякий есть благодать, а суемудрие бездействия есть самое вредное в смысле космическом. Полюбить бесконечность труда есть уже значительное посвящение, оно готовит к победе над временем. Условие победы над временем обеспечивает ступень в Тонком Мире, где труд есть такое же непременное условие, как и в теле. Жалоба о труде может исходить от рабов тела.

Присоединение сознания Тонкого Мира к сознанию воплощенных будет очередным завоеванием. Ведь Сущее в духе, в пространстве, между мирами, и на Земле лишь посланники претворения энергий и преображения материи. Таким образом, продолжительность жизней воплощенных ничто в сравнении с существованиями во всех прочих состояниях. Туже надо завязать пояс труда, не как несчастье, но как достижение ступени. Пахарь, полагающий силу на преображение коры земной, часто может подать руку самому Риши, благодетельствующему мыслью человечество. Правильно заметили, что каждый жнец был сеятелем и сеятель — жнецом.

И храм в духе, и оправдание в духе, и победа в духе — так, можно украсить жизнь постоянным истинным великолепием. Приучайтесь к красоте труда, к творчеству мысленному — так победим тьму.

Когда вы встречаете человека, воистину устремленного к великим построениям, вы не станете говорить об обеденной похлебке или о ничтожных приключениях вчерашнего дня; вы будете стремиться в будущее в размере мышления собеседника. Так и Мы в беседе намечаем путь будущий, по которому, как по канату к якорю, можно подтягиваться в безопасности и с растущим желанием. Так Мы приучаем сердце строить ритм будущего, ведь без этих подвижек трудно войти в действительность будущего, так же трудно, как нелегко людям осознать вред многого, ими совершенного. Ясно, что мусор, набросанный в готовую химическую микстуру, изменит ожидаемую реакцию. Никакие силы не вернут первоначальное соединение, также и дурные деяния не могут испариться, потому легче предупредить зло, нежели исправить его.

Трудно уничтожить злое действие. Сколько надстроек и башен нужно возводить, чтобы заглушить вой злого узника, который пытается вновь показаться из каждой незатворенной двери. Спросите людей, как неотступно следуют не только злые, но даже неудачные помыслы и дела. Путь жизни обставлен знаками совершений, явленных как нестираемые пятна, потому так мудро стремиться в будущее. В этом полете не успеете запятнать белые крылья.

Различайте напряжение от утомления. Много сходного между этими различными состояниями. Надо чуять, когда полезно прекратить их, перенеся внимание на другой центр. Золотое равновесие особенно применимо здесь. При утомлении сколько ждущих этого состояния из Тонкого Мира! Не только злых, которые по-своему напрягают волю, но множество безличных развоплощенных пытаются прильнуть к магниту сердца. Люди жалуются на спутанность мышления в усталости; как же не быть ей, когда несвязные мысли низших слоев Тонкого Мира проникают в сознание. Низшие слои нетвердо мыслят, и эти хлопья отрывков мышления засоряют пространство. Четкая мысль ненависти в отношении напряжения энергии все же ценнее, нежели смуть несознательного мышления. Для Агни Йога очень тягостно прикосновение роя серых призраков мыслей. Учитель озабочен прежде всего направлением мышления. При больших расстояниях развиваются и наибольшая скорость, и устремленность.

Сражение духовное являет прилив крови к конечностям. Агни Йог с «Чашею» огненною не остается позади; помощь верная, когда пламенеющее сердце собирает вокруг себя мужественных духов. Не в физическом плане сражение, не малые земные силы состязаются, но Силы многовекового опыта собрались решать судьбу свою! Как неожиданные пузыри, набухают земные отражения битвы! Но огненное сердце движется не по земным знакам. Много напряжения!

О свободе мечтают люди, но в какой темнице держат они сердца свои!

Свобода драгоценна как охранение личности, как индивидуализация привлеченных энергий. Но именно свобода является самым извращенным понятием. Вместо нее жизнь наполняется тиранией и рабством, именно свойствами, исключающими сотрудничество и почитание личности; так некоторые умудряются составить существование свое исключительно из особого соединения тирании и рабства. Конечно, люди твердят о свободе, даже не зная особенных качеств ее. Утверждение свободы будет в них возвышением сознания. Усиленные поиски свободы показывают, что дух в потенциале своем стремится к новым восхождениям, но никто не сказал ему, как обращаться с этим сокровищем.

Сотрудничество может быть украшением сознательного духа. Не принуждение, меньше всего соревнование, но усиление энергий посылает понятие сотрудничества. Работа совместная ясна тем, кто понял Иерархию сердцем. Учитель свободы есть явление Иерархии, ибо прежде всего сказано — идите кратчайшим путем, соберите ваши силы, утвердитесь в понимании индивидуализации, ибо радуга укрепляется всеми лучами.

Только явленных предателей Изгоняем как космический сор, у остальных Мы находим луч, ими претворенный.

Месть справедливо осуждена всеми Учениями. Сам первоначальный проступок может быть и малосознательным, и даже неожиданным, но месть всегда обдумана, сознательно усугублена в сердце. Месть как мегафон проступка, потому вред ее в пространственном значении очень велик. Немного месть походит на возмущение. Возмущение как импульс угрозы бывает скоропреходяще, но задуманные действия мести широко отравляют атмосферу. Сказано, что умысел равен действию, но нужно иметь в виду действие мысленное. К этим соображениям человечеству труднее всего привыкнуть. Для современного человечества мысль превратилась в незначительное мозговое сокращение. Не видно глазу следствия мысли, значит, его и не существует, но так мы придем к отрицанию мышления вообще! Сердце находится в лучшем положении, оно производит движение и шум — так сердце может стучать.

Явление переполнения психической энергией вызывает многие симптомы как в конечностях, так и в горле, и в желудке. Сода полезна, чтобы вызвать разряжение, также горячее молоко. Учитель следит за огнями, огни не только освещают ауру, но они остаются в пространстве, потому значение огней так велико. Выявленные огни, в свою очередь, фокусируют энергию и зарождают новые узлы.

Остерегайтесь бессмысленного осуждения. Оно не только содержит свойство разложения, но и отдает слабого осудителя во власть осуждаемого. Сердце слабое, но жестокое может вызвать противодействие ауры осужденного. Притом обычно судитель не силен сам, иначе он не нашел бы времени для осуждения. Несправедливость осуждения, как и всякая ложь, ослабляет и без того ничтожное сознание судьи самовольного, потому вред для него получается чрезвычайный, тогда как неправедно судимый лишь выигрывает, усилив магнит свой привлечением новых аур. Могут спросить: к чему этические рассуждения в книге «Сердце»? Но прежде всего нужно напомнить о гигиене сердца. На гигиену сердца нужно смотреть, как на необходимую деятельность. Нужно отбросить все рассуждения об отвлеченной этике. Хорошо то, что здорово во всех измерениях. Мы настаиваем, что каждый вступивший на путь Учения будет прежде всего здоров духом. Можно ли во зле следовать к Свету? Истинно, Свет обнаружит каждую крупицу зла!

Смотрите на часы Общения как на молитву, как на отбрасывание всего злого и разрушительного. Если мысль не противоречит добру, значит Врата Блага открыты, — это самая нужная гигиена сердца.

Обратим внимание на некоторые как бы неудачные действия, но которые в основе своей имеют как бы особое значение. Иногда можно наблюдать, как человек совершает какие-то действия почти без возможности успеха, но нечто заставляет его действовать именно так. Подобные действия обычно бывают недурными по существу, но они отплачиваемы часто несправедливо. Все это кармические платежи; получающий, конечно, забыл о них и растерял по пути многие духовные накопления, но платящий тем не менее стремится отдать долг, хотя бы даваемое одеяние уже было не по мерке. Тем не менее долг будет заплачен, если даже его не сумеют принять. Можно также наблюдать платеж за других, близких по сердцу лиц.

Древнее сказание передает, как некий царь, желая освободиться от всех посторонних влияний, спросил совета у Мудреца. Тот сказал: «В сердце своем найдешь освобождение». Но царь возмутился, отвечая: «Недостаточно сердца, стража вернее». Тогда Мудрец простился, говоря: «Главное тогда — не спи, царь!» В сказании указано как единая зашита наше сердце. Недаром все Учения предписывают перед сном молитвы, чтобы утвердить благую связь. Человечество не любит подумать, что больше трети жизни оно проводит во сне, подвергаясь особым и неизвестным воздействиям. Наука мало уделяет внимания значению сна, этому пребыванию в Тонком Мире. Разве не нужна крепкая связь с Иерархией, когда мы на пороге неведомого нашему обычному сознанию? Подумайте, почти половина жизни проходит вне земного существования! Конечно, продолжить сознание в следующую область поможет сердце, готовое ко всем трем мирам. Кто же захочет иметь участь царя, положившегося лишь на стражу?!

Во всех Заветах явлены символические повести, как пустынники и святые заставляли демонов служить и работать на пользу. Действительно, это вполне возможно в случае бескорыстного импульса. Утверждаю, насколько все темные служат построению, когда сила приказа самоотверженного сохраняет сердце повелевающее. Но одно условие может быть опасным и губительным: раздражение, полное империла, открывает доступ темным. Где раздражение, туда направляются разные пришельцы, стремящиеся поживиться и усилить действие яда. Сколько ткани порвано, сколько испытаний, опытов нарушается к радости злобствующих. Советуйте принять это не как сказку, но как опасную действительность. Не исчезает начало добра и зла.

Здоровье есть следствие прошлого, потому мудрее хозяину позаботиться о том, чтобы не создавать последствий. Понять нужно сущность Учения, преображающего сердце. Если это не важно и не наполняет жизнь, то все слова и знаки обращаются в ненужный мусор.

Признательность есть одно из самых реальных по последствиям понятий. Можно приучаться к ней даже на мелочах. После в школах нужно говорить о признательности как о залоге благосостояния.

«Болезнь от греха», — говорит Писание. Скажем — болезнь от несовершенства прошлого и настоящего. Нужно знать, как приступить к излечению болезни. К огорчению всех врачей, совершенствование будет истинной профилактикой. Можно понять, что совершенствование начинается от сердца и имеет не только пространственное значение, но и узкоматериальное. Матери носят детей у сердца как панацеи успокоения, но обычно не знают, что держание у сердца есть мощное воздействие. Так и в Тонком Мире мы берем к сердцу для укрепления и излечения. Конечно, сердце теряет много энергии от столь сильного применения. Но также не раз изображалось сердце матери, пронзенное мечами и стрелами, — символ вобрания в сердце всех явленных болей.

Не только выраженные болезни, но при зародышах их особенно действенно излечение сердцем. Теперь почти забытое средство, но оно не менее мощное, нежели переливание крови, ибо воздействием сердца передается тончайшая энергия без неприятных низших примесей крови. Ту заботу о сердце дающем нужно не забывать при мысли о совершенствовании.

После двух недель кажущегося поверхностного устремления человек приходит к заключению или о своей непригодности, или об отсутствии Высшего Мира. Между тем тот же самый человек говорит слуге своему после года службы: «Слишком краток срок, еще не могу повысить тебя». Даже в земных, низших делах люди понимают значение сроков. Лишь в соображении высшего порядка люди не хотят знать сущность усвоения. Трудно говорить тем, кто сердцем не дорос или успел угасить его. Казалось бы, огни сердца очень естественны и просты в проявлениях, но какие долгие сроки нужны, чтобы это соединяющее понятие низшего с Тонким Миром обозначилось в физическом мире. Конечно, множество огней требует приспособления к ним, чтобы ввести кажущуюся случайность в цепь ритма. Мало кто стремится стать вселенским гражданином. Много забот требует звание это: и наблюдательности, и зоркости, и прежде всего неукротимого устремления.

Как же внушить неготовым людям, что предмет Мира Высшего заслуживает сердечного отношения? Трудно с людьми, ничего не знающими, но еще труднее с людьми, проглотившими Учение, как ложку похлебки, от них можно ждать особого предательства и извращения. Нет такого знамения, которое убедило бы совращенное сознание, что ему нужно смотреть не столько на ближних, сколько внутрь себя. Как можно видеть огни, когда глаз ищет морщинку на лице соседа! Можно холодным сердцем удивляться и сомневаться в достижении другого и засыпать золою каждую искру сердца.

Удивляетесь, как люди могут глотать без вреда яды, но не подумаете, откуда пришел иммунитет? Не от строения стенок желудка, но от огня, заложенного в сердце.

Несбыточным может казаться новый Тонкий Мир тем, кто не обращал внимания на так называемые феномены, удостоверенные фотографиями, икс-лучами и подписями свидетелей. Припомним — кто-то отзывается на космические явления; кто-то слышал дальние голоса; кто-то участвовал в Тонком Мире, видя его; кто-то светился; кто-то поднимался на воздух; кто-то ходил по воде; кто-то ходил по огню; кто-то поглощал яды без вреда; кто-то не нуждался во сне; кто-то не нуждался в пище; кто-то мог видеть через твердые тела; кто-то писал двумя руками; кто-то мог привлекать животных; кто-то мог понимать язык без знания его; кто-то мог понимать мысли; кто-то мог читать закрытыми глазами закрытую книгу; кто-то не чувствовал боли; кто-то среди снега развивал жар сердца; кто-то мог не чувствовать утомления; кто-то мог помогать лечением; кто-то мог явить знание будущего. Так можно перечислить все явленные феномены и множество поучительных примеров из жизни. Но на мгновение соберите все эти качества в одно тело и получите новое человеческое преображение, указанное во многих Учениях. Главное в этом преображении, что все отдельные части его уже явлены, даже среди несовершенного существования. Значит, при определенном устремлении можно сильно подвинуть человечество к преображению всей жизни, потому будем помнить о Великом Огне и о здании огненном — Сердце. Ведь не сказка, но дом Духа!

Люди хотят свидетельства, но перед ними множество удостоверений, значит, прежде всего нужно помнить о них и понять силу мысли и огня сердца. Думайте! Мышление указывает человеку значение Культуры.

 
bugfixer invisible agent