Живая Этика - «Община»

Мы говорили об условиях и об отличиях. Конечно, явится вопрос: что есть обычное и что необычное? В представлении Нашем все обычно. В представлении малосознательного человека многое необычно. Обычное и необычное делятся лишь по степени сознания. Вернее сказать: вмещенное и невмещенное, узнанное и неузнанное. У Нас необыкновенное понимается иначе.

Каждый тип сознания имеет обычную группировку центров, вроде того, как вы определяете тип математического или философского мышления. Из этих кругов сознания часто выделяется группа центров, им не присущая. Эти ветви сознания поистине необыкновенны; именно они дают обладателю много возможностей, но мало счастья земного. И редко сам обладатель может указать симптомы этих ветвей сознания. Это необычное тонет в рутине сознания. Даже опытный психолог с трудом найдет эти неожиданные цветы.

Если болезни четко отражаются на излучении, то необычные ветви сознания с трудом формулируются. Конечно, излучения дают полный облик человека, но все психически неосознанное дает дрожащие, трудно фиксируемые начертания.

Здесь область необычного для известной группы сознания, и такие цветы на камнях особенно ценны.

Вдумайтесь в психоз, вдумайтесь в преступность, вдумайтесь в неуравновешенность!

Кому-то покажется, что многое из сказанного общеизвестно. Нужно утвердить различного порядка понятия, только этим путем ассимилируется сознание.

Можно представить двух собеседников, приблизительно одинаково развитых и все же не понимающих друг друга. Может быть, в их сознании недостает лишь нескольких малых звеньев, но эта малая разница заставляет иначе вращаться зубчатые колеса мышления, а в результате начинают двигаться совсем различные рычаги.

Только полная договоренность не введет никого в ущерб. Ведь Мы не откровения изрекаем и не проповедуем, Мы просто договариваемся, чтоб ассимилировать сознание для совместной работы. Таким образом, в поле зрения входят разные подробности, которые кем-то уже продуманы, но для укрепления цепи должны быть утверждены в состоянии настоящего момента.

Именно надо чистить цепь мышления. Нужно собрать всю заботливость для успеха сотрудничества. Конечно, в общинном сознании не обижаются, но несвоевременными постановками мысли можно поджечь собеседника, причинив вред делу; потому Мы следим за последовательностью нарастания сознания.

Не Наше дело просто раздуть размеры сознания. Только органическое развитие и разнообразие поступлений обусловят действительный объем сокровищницы.

Представьте и помните Наши беседы на берегу ручья. Ни одну из волн его нельзя повторить, но глазу они всегда кажутся схожими.

Следите за созвучием сотрудничества.

Сомневается кто-то, как примирить ассимиляцию сознания с обменом мыслей, называемым спором? Нужен ли спор? Не будет ли спор явлением диссимиляции?

У Нас спора не существует, он выражается в обоюдном обогащении сознаний. Именно долгая ассимиляция позволяет претворять противоречия в обогащение запаса знаний. Противоречия обычно лишь различные качества одного и того же явления. Конечно, когда противоречия истекают из невежества, то и спор обращается в яму отбросов.

Пусть сознание осветит подвал мышления, и смежные споры обратятся в рассуждения пользы и радости.

Отмечается, что некоторые люди несут как бы успех за собою. Суеверие называет их счастливчиками. Наука приписывает успех твердости воли. Мы же добавим, что обычно эти люди имеют ассимилированное сознание. Они делаются представителями коллектива, вовлекая в последствия силу, напряженную многими соучастниками, которые в данный момент иногда даже не подозревают расхода энергии. Вовсе не требуется, чтоб весь коллектив знал друг друга. Через узлы передачи мгновенно передается волна энергии, потому наличность международного коллектива очень нужна для действий. Потому международная волна нужна, ибо разнообразие динамики даст больше напряжения.

В Нашей Общине можно встретить многие народности и разнообразные специальности, это практично для конденсации волевых волн. Можно сохранить весь потенциал индивидуальности и настроить созвучие сознаний. Мы против исключительной специализации, лучшая конструкция коллектива имеет это условие в виду.

Вы недавно беседовали о значении лучей в беспроволочной передаче. Именно, лучи способствуют соединению коллектива на дальних расстояниях. Именно те лучи, которые так недавно отрицались. Именно они ткут новое покрывало планете. Лучи имеют то преимущество перед другими волнами, что они легче проходят, не нарушая тяготения атмосферы. Звук, конечно, ранее привлек внимание человечества. Свет и цвет реже привлекали изучение, но так как звук есть лишь реакция света, то углубленное познание обратится к значению света и к высшей энергии — материи светоносной. Materia Lucida привлекала все лучшие умы; если даже не находили сознательного применения ей, то значение ее считали неминуемым при следующей эволюции.

Лучи и световые волны несут решение новой эволюции.

Экстериоризация чувствительности давно знакома. Достигалась она механически или волевым приказом, и служила самым твердым поводом для сожжения на костре. Даже и теперь современные инквизиторы надеются найти хвостик чернокнижия, загоняя смелое искание в подполье.

Великие умы заботливо чуяли достижения знания. Общинник должен быть открыт всем новым возможностям. Если найден принцип явления, то размеры его зависят от техники. Так перенесение чувствительности может принять самые различные размеры. Скажем, на таком-то месте должна обосноваться новая община. Место имеет все нужные признаки, но окружающие условия временно могут составить грозную опасность. Тогда берем новое место и переносим на него возможности первого. В сознании мы не оторвались от возможностей первого места, и мы переживаем эффект первого решения, подводя устои будущего строения. Будет ли нечто на пятидесятой параллели или двадцатью параллелями южнее, но существенно сохранить озарение строительства.

Сказка о невидимом городе со звоном напоминает человека, который не заметил важного ощущения вследствие переноса чувствительности. Мой пример, может быть, еще вам не ясен, но принцип перенесения чувствительности может быть увеличен до целых народностей. Можно этим принципом избежать многие опасности. Если допустить, что человеческий организм — самое мощное психическое орудие, то нельзя приписать ту же мощь физическому аппарату. Физический аппарат подслужебен той высшей энергии, которую называем психической конструкцией. Эта энергия может сравниться качественно лишь со светом.

Мы только что говорили о мощи лучей и о новом их применении, невозможно упустить возможности человеческого организма. Как изучать дальние миры, когда мы не обращаем внимания на наши собственные функции? С трудом открываете лучи, но их воздействие на мозговые и прочие центры разве изучаете?

Вы знаете многие опыты чтения мыслей. Расскажите их западным людям, они не имеют понятия, насколько это психологическое свойство присуще Востоку. По невежеству называют даже суеверием. Между тем, если мысль является органическим созданием, то она может быть обнаружена. Даже скудные физические приборы могут улавливать напряжение мысли. Даже термометр и электрические приборы реагируют на возникновение мысли. Мысль даже изменяет температуру тела. Настолько психический аппарат доминирует над физическим, что вернее физический аппарат называть частью психического.

Существует прибор, записывающий течение мыслей, также это отображается на излучении и сравнительным методом может быть детализовано. Впрочем, эта система мила западному мышлению.

Мало попыток связать механику с психикой. Между тем, вы знаете, как научное отношение к психике облегчает и преображает все существование.

Говорил, что община невозможна без техники; в это понятие включалась техника физическая и психическая; иначе общинники начнут походить на заводные игрушки.

Твержу обратить неотложное внимание на возможности психического аппарата.

Психомеханика будет верным определением приложения психической энергии. Можно заметить интересные опыты при фабричном труде. Каждый опытный работник знает, что машины требуют отдыха. Трудно ближе определить это явление, но оно значительно знакомо даже тем, кто не имеет понятия о психомеханике.

Нам приходилось делать опыты на ткацких фабриках, где имеются сотни станков и до сотни довольно опытных работников. Станки просили отдыха вне разрешаемой пропорции, вне зависимости от опытности ткача. Подвергая ткачей психическому испытанию, можно было ясно видеть, что в руках, обладавших психической энергией, станки менее нуждались в отдыхе; как бы живой ток сообщался станку и удлинял его жизнеспособность. Эта живая координация между работником и станком должна быть применена в общинах труда. Можно достигать этого выгодного условия лишь при изучении психомеханики.

Государственная задача — вызвать к жизни наиболее производительные условия, принимая меры и направляя ученых к облегчению жизни коллектива, вплоть до анонимности.

Мы знаем, что иногда символ личности необходим для народов, но анонимность все-таки останется в идеале правильной эволюции. Это одно из условий осознания кратковременности земного существования и лучший путь к счастливому сотрудничеству. Антиподом анонимности будут самоначертания древних царей, никому теперь не известных. Эти начертания, кроме улыбки, ничего не вызывают, и чаще всего не соединены с намерениями Общего Блага. Имея такого антипода, община, конечно, будет стремиться к анонимности. Но без психомеханики такая анонимность будет уродлива. Может стать анонимным тот, кто установил свое место среди явлений и предметов. Может отдать свое Я, кто осознал пространство. Так могут общины приближаться к неразрушимости.

Общинных мотыльков мы не ценим. Не забудьте, что пьянство — враг психомеханики. Не думайте, что психомеханика лишь для избранных; она — достояние разумного коллектива и испытывается на всех обиходных явлениях.

Можно ли приобретать психотехнику без Учителя? Невозможно. Эта техника сопряжена с опасными процессами. Пошлете ли ваших детей в физический кабинет без руководителя?

Как найти Учителя? Не забудем, что законы воли обладают свойством привлекать внимание, кого зов касается. Нет необходимости нахождения Учителя в соседнем доме, можно руководить на расстоянии. Но бывают моменты, когда опытное предупреждение неизбежно. Ряд психических явлений тесно связан с атмосферическими и астрохимическими событиями.

Существуют незримые, но смертельно ощутимые магнитные бури; физический руководитель даст полезные советы, как избежать опасности, заключенной в каждом металле. Существуют психические бури, когда Рука Учителя становится необходимой.

Вы знаете, что физические явления оказывают воздействие на большие группы людей. Это нельзя назвать сумасшествием, но особым явлением коллективного единения. Можно представить воздействие подземных газов и пыль атмосферических тел. Иные парализуют психические действия, но зато имеются такие возбудители, что Кормчий должен принять неотложные меры. Говоря о возможностях психотехники, Мы не собираемся разрушить чьи-то аппараты. Мы, как Члены Общины, преследуем задачу истинной экономии, и каждый психический аппарат должен быть охранен. Тем более нужна тщательность, что потенциал психической энергии часто не совпадает с интеллектом и нужно определить качество психической возможности. Насиловать психическую энергию в чуждом ей направлении будет самым опасным видом насилия.

Отложения светоносной материи и астрохимические лучи сообщают психической энергии необычайную чувствительность и насыщают ее периодически лучами. Конечно, качество сознания будет давать решающее следствие, потому обойдемся с психической энергией заботливо.

Напомним о свойствах, совершенно недопустимых в общине: невежество, страх, ложь, лицемерие, своекорыстие, присвоение, пьянство, курение и сквернословие.

Кто-то скажет: «Хотите ангелов набрать». Мы же спросим: «Разве в вашей земле все — лжецы или пьяницы? Мы же знаем многих мужественных и правдивых».

Опять скажут: «Слишком высоки требования». Ответим: «Неужели у вас все сквернословцы и своекорыстники? Все эти условия страшны только для мещанина, прячущего под порогом богатство. У Нас, в Гималаях, давно нашлись люди, которым сказанные условия — не пугало».

Советую присмотреться к общинникам. А если кто не может вместить всех условий, тот пусть лишается всех возможностей кооперации. Пусть походит по-звериному, пока не почует тяги к человекообразию.

Пока сознание не приняло общины, каждое малейшее покажется непреоборимым. Можно отказаться от каждой слабости, если ясна задача будущего. Думайте о приложении себя к будущему, и страх настоящего растворится. Не берите сказанное за пышную фразу, но, каменщики, обтесывайте ваши каменные сердца. После сердца окаменеет мозг.

Можем ли сомневаться, что вы захотите победить ваши недочеты? Для начала не лгите, и не бойтесь, и учитесь каждый день. Не нужно твердить об этом общинникам, но могут быть лжеобщинники: их надо отделять, как заразу сифилиса.

Хочу, чтоб Мои советы достигли школы. Хочу, чтоб дети помнили о Друзьях, посвятивших себя Общине Мира.

Представим: видите человека, делающего вред, но имеющего искру психической энергии; вы, конечно, начнете говорить о лучших свойствах эволюционирующего человека. Ваш собеседник немедленно согласится с вами, не относя к себе; так обычно бывает. Не мудро сказать ему, что он поступает дурно, но можно сказать, что его действие не отвечает направлению эволюции. Нет ни дурного, ни хорошего, но поступки его только нецелесообразны, и потому непрактичны. Если ваш собеседник выдает себя за общинника, то разговор проще. Тогда, как приверженцы общины, вы можете требовать охранения основ эволюционности. Даже для племенных свиней требуются определенные условия жизни. Как же человек, решающийся на подвиг социальной жизни, может оставаться в прежних мещанских берлогах? Как же могут ложь или трусость жить под личиной сотрудничества?

Меньше всего Нас занимает словесное утверждение. Для Нас имеет значение состояние сознания и действия. Как врачи следят за самочувствием и следствием и не обращают внимания на выдумки больного, так у Нас не обращают внимания на словесные уверения и взвешивают качество действия.

Старинный способ испытания принят у Нас. Испытание продолжительно и неожиданно. Помните занятия Будды с учениками на неожиданность?

Разве неожиданность может испытать страх или ложь? Именно неожиданность. Необходимость не будет решающим условием. Вор перед судом являет образец честности. Смотрите его не перед судом, но во тьме переулка. Не отвергайте испытания, ибо решение жизненного подвига должно быть испытано огнем стали. Те, кто верят слову, или не опытны, или не тверды. Опыт может перейти в непреложность только неизменным устремлением.

Умеете ли устремляться?

Мчусь ли или недвижим, но устремлен. Учусь или даю знание, но устремлен. Одинок или в толпе народов, но устремлен.

Как напрячь устремление? Где корни и условия его?

О качестве труда и действия вы слышали. Условия таковы: полная перегруженность и осознание небезопасности жизни. Перегруженность поставит тело в направлении напряжения. Осознание опасности каждого часа жизни даст чуткость и знание бесповоротности.

Если пушинка в глазу обращается в бревно, то перо из крыла птицы в пространстве рождает гром в дальних мирах.

Как же пояснить западным умам чуткость космического аппарата? Как пояснить, что насильственные взрывы губительнее разрушения небесного тела, ибо разрушение небесного тела происходит в совокупности всех окружающих условий. Вы сами не ставите фабрику над опасной каверной, но избираете лучшее место, и Мы говорим о лучших условиях.

Можно создать симфонию взрывов, можно создать созвучие машин. Даже полуглухие замечают, что они иногда слышат тихий голос лучше крика, — значит качество, но не одно напряжение. Именно качество каждого действия налагает глубокую ответственность и полно опасностей непоправимых.

Нужно сжиться на краю пропасти, при полном сознании глубины окружающей, и уметь не бояться действовать в перегружении. Так опытные носильщики идут в гору под тяжестью с песнями. Эта песнь, омытая трудом, не потревожит пространства.

Мы бывали в ваших театрах и мало ощущали их нужность. Песнь, звук и цвет не должны быть запертыми в искусственных теплицах. Эти ценности должны сопровождать жизнь, анонимно окружая народ лаской красоты.

Великий артист Ашвагхоша предпочел базар и площадь, чтоб найти путь к народному сердцу. Красота научит устремлению.

Вы знаете и вы понимаете высокое понятие Аватара, но чтоб достичь его, нужно стать Авакара — огненно устремленным.

Правильно, правильно, правильно — точность во времени должна быть соблюдена. Посмотрим не только с точки принципиальной честности, но и со стороны практичности.

Человек назначает известный срок и тем посылает пространственный приказ; тот, кто принял срок, замыкает ток. Течение энергии волевой закрепляет как бы астральный образ решения. К этому мосту пристают лодочки возможностей, укрепляя и дополняя первоначальное предположение. Легко представить, что произойдет, если одна сторона моста исчезнет. Ведь пространственные сроки гораздо точнее механизма ваших часов; блестящие возможности рассыпаются, как песок, и исчезают неповторенные.

Подумайте, какая задача для статистики — сопоставить успешность решения своевременного с неуспешностью запоздалости; получится поучительный подсчет, и кто-то пожалеет о невежестве запаздывания. Правда, столько людей живет, как свиньи, пожирающие драгоценные цветы. Нельзя не охранить пространство от их бессмысленного невежества. Если бы они могли заглянуть в пространство, ими обезображенное, то они же сказали бы: «Запретите это недостойное беспутство!»

Берегите чистоту пространства. Будьте ответственны за соизмеримость. Не можете сжигать чужие провода! Сколько прекрасных лампад погибло от незаботливости! И вы же будете потрясать пространство жалобами, когда уже будет непоправимо. Между тем, был час, когда один жест мог бы сохранить вам нужное и просимое.

Учите каждого ребенка понимать значение сроков. Иначе еще одно поколение мягкотелых беспозвоночных будет пожирать друг друга.

В Общине точность сроков установлена, как основа.

Правильно, правильно, правильно — люди должны селиться на испытанных местах. Даже медведь заботливее выбирает берлогу. Конечно, растения покажут лучшие возможности. Смотрите, где кедр и сосна, где вереск и дуб, где травы и цветы ярки. Нужна естественная электрификация места. Крупноигольчатая хвоя — лучший конденсатор электричества. Высоты, лишенные растений, являют полезную прану после одиннадцати тысяч футов.

С чем ближе сравнить Нашу Общину — с хором песнопевцев или с военным станом? Скорее второе. Можно себе представить, как должна отвечать она правилам полковедения и полководительства. Можно ли узнать пути продвижения Общины без отражения и наступления? Можно ли брать приступом крепость, содержание которой неизвестно? Условия защиты и нападения должны быть взвешены. Нужно опытное знание и зоркость дозора.

Не правы те, кто считают Общину молитвенным домом. Не правы, кто называют Общину рабочей мастерской. Не правы, кто находят Общину изысканной лабораторией.

Община — стоокий страж. Община — ураган вестника. Община — знамя завоевателя. В час, когда знамя свернуто, враг уже подтачивает основание башен. Где же ваша лаборатория? Где ваши работа и труд? Воистину, один пропущенный дозор открывает десять врат. Только неусыпность даст ограду Общине.

Победа есть лишь обязательство. Укрепление сил лишь явление нового вихря. Сознание мощи есть лишь испытание. Вызов есть лишь малодумие. Как океанская волна, наступает Община. Как гром землетрясения, звучит Учение непреложности.

До восхода Солнца Идем в неусыпный дозор.

Часто спрашивают общинники: откуда приступы тоски, иногда ими испытываемые? Нужно знать, что без этих спазм тоски невозможно продвижение. После перехода пропасти чувствуете ослабление ножных мышц. При расширении сознания проходите много незримых пропастей. При узловых нарастаниях сознания получается скачок, и психические спазмы сокращают нервные центры. Не следует опасаться этих спазм, недолгий покой выправит эти сокращения. Нарастание сознания труднее уследить, нежели рост волоса. Сознание завоевывает и искореняет.

Сожигание старых мостов не дает поступательной отметки, но оно дает возможность наступления. Ценно не только стремиться, но и уничтожить сор позади. Сейчас видите, как большинство могло бы двинуться, но им жаль векового сора. Оба Моих знака храните — один, как отрывание от старого, другой, как эволюцию.

Можно найти устремление, не закройте дверь! Когда слагаете книги, наблюдите, чтоб каждая могла быть принята отдельно. Также в действии, чтобы каждый отдельно мог бы выразить всю группу.

Труден вопрос — что считать проявлением дела? Мы знаем, что дело в качестве, а не в объеме и количестве. Но новые люди часто не видят качества, и признак внешнего объема для них заслоняет сущность. По легкомыслию они заняты раздуванием мыльного пузыря, и радугу разложения принимают за свет озаренности. Даже довольно опытные умы заняты механическим подсчетом вместо сопоставления сущности. Как сказать им, что только качество озарит и утвердит их?

Различайте великие дела от длинных мертвецов.

Каждая община нуждается в оборонительных средствах. Мы не насильственные завоеватели, но все же имеем учет врагов Наших и не обманываемся в их многочисленности. Лучи, газы и воздушный дозор будут лучшими внешними средствами, но самое действенное будет в продуктах психической энергии. Мы вовсе не намерены представить зрелище беззащитных овечек! Реальное знание готово к ответу! Нам нет дела запугивать кого-нибудь, но Мы должны предупредить: «Берегись, невежда!»

Теперь время шепнуть всем, объединенным общиною: будьте сознательны в психических приказах ваших. Есть и будут случаи, когда в полном сознании можете взять на себя ответственность решительного приказа. Но напрягите тогда всю зоркость, чтобы четко очертить круг цели вашей.

Самое безобразное следствие будет при неточно направленном приказе. Будут затронуты попутно самые нежданные явления, и кто может контролировать последствия неразумной стрелы?

Давно сказал врагу: «Приму в щит все твои стрелы, но пошлю тебе только одну». В этих словах весь Наш совет.

Нужно каждому общиннику знать технику боя, но, главное, нужно различать лжеобщинников и изгонять их далеко за ограду. Ни длина бороды, ни счет цепей, ни увечья, ни уверения, никакие случайные признаки не могут быть свидетельством. Только полнота сознания, ясная в дневном бодрствовании, искренняя во сне, может утвердить облик истинного желания. Часто сон искреннее бодрствования. Каждая искренность имеет право быть вооруженной. И приказ непреложности рождает и разит.

Как можно чувствовать себя наиболее защищенным? Только установив ближайшую связь с Учителем. Только в действенном сотрудничестве и в уважении скрыта лучшая возможность прохождения через опасные сферы.

Связь с Учителем есть живая проникновенность в будущее.

Есть предки земные и предки космические, иногда эти понятия совпадают, но при несовершенности они чаще всего разъединены. Вот получается цепь предков земных, и вот — радуга предков космических. Не трудно распознать, которая явленность будет путем эволюции.

Конечно, каждый Учитель имеет своего Руководителя, и ценность мысли возносится в дальние миры. Почитание Учителя и построение устремления к дальним мирам, как радуга соединены сущностью света.

Научитесь понять, как высоко понятие Учителя. Проведите эту черту от края и до края, от прихода и до ухода. Знайте, как явлено вам Учение Света, и помните серебряную нить связи. Связь с Учителем легка, как крыло орла, и орлиный глаз смотрит вперед. Что же можете предпочесть, если сознание ваше открыто? Строение общины может помочь собрать мысли. Ведь не грузовые ослы, но орлы были указаны в сравнении.

Рука Учителя зовет к порогу общины. И с горы Нам видно, куда летит колесо необходимости.

Жертва несчастья — так называли вступившего в общину по безысходности. Потерпев полную неудачу, человек жертвовал несчастье свое, и цена неудачи была несчастна. Но именно принесший несчастье считал наибольшим вкладчиком себя: он и пожертвовал, он и отказался, он и предпочел, он ждущий и предъявляющий счет.

Мы предпочитаем жертву счастья. Кому есть от чего отказаться, тот менее ждет платы.

Так стройте общину по вехам пожертвований.

Рыбак радостно возвращается с ценным уловом. Человечество образовалось не для несчастий. Человек — тот же радостный рыбак с многообразным уловом. Конечно, улов различен, но одна радость неотъемлема — радость мысли о будущем. Ни рыбы, ни птицы, ни животные не знают будущего. Но человек уже знает неминуемость будущего. В этом зове пространства заключена огромная радость.

Кто боится будущего, тот еще находится в животном состоянии, и мировая трапеза еще не для него.

Научиться углубить и вознести мысль о будущем — значит занять в нем место, которое будет расти вместе с сознанием. Кто не ждет внешней помощи, тот знает ценность своего молота. Кто знает путь в будущее, тот может без боязни нести свой улов. Между тем, часть человечества не видит даже нити в будущее. Сорванные и разметанные, как осенние листья, они подымают пыль с чужих базаров. Облако пыли закроет врата общины, и сорное мышление обратится в сор.

Когда темно, когда грозно, тогда держите сознание на будущем. У Нас будущее зовется ковром полета. Учите детей летать высоко. Миф о ковчеге замените воздушным кораблем.

Могут спросить: как отличить нововошедшего? Конечно, не по словам. Лучше примите старый способ Востока — по глазам, по походке и по голосу. Глаза неподдельны, походка и голос, конечно, могут скрыть истину при особом умении, но совокупность всей триады признаков безошибочна.

Неужели люди наивно думают, что они могут скрыть ложь лишь наглыми словами? Слова не стоят одного кивка головы. Полет выдает породу птиц. Хищник издалека являет себя. Клекот орла не подобен соловьиной песне.

Что же делать, если иные люди утверждают, что все индусы на одно лицо; что нельзя различить китайцев, монголов и арабов друг от друга! Можно ли этим людям поручить различие по глазам и по походке? Для них все люди ходят на двух ногах и все глазеют.

Отсутствие анализа может оскорбить самого терпеливого руководителя. Многие даже не могут установить род занятий жильца по особенности его жилища. Степень ненаблюдательности поражающа. Люди не могут заметить предметов, угрожающих их темени. Не могут перечислить десяти окружающих предметов. Не могут указать самых простых обстоятельств обстановки. Для них все ничего, ничто и нигде. Это уже не степень беспечности, но тупость невежества. Обойдите таких двуногих!

Нужно развивать детскую наблюдательность с первых дней. Ведь сознание детей живет с первого часа, но не для тех, для кого все индусы на одно лицо.

Наблюдательность или, вернее, зоркость есть начало орлиного глаза, о котором вы уже давно знаете. Услышать о зоркости для кого-то уже значит прозреть, а прозреть — значит увидеть путь мира к общине.

Анализ, диагноз, контроль, кооперация, прогноз являются излюбленными темами Запада. Мы также произносим эти термины. Казалось бы, в чем же разница? Разница велика; для Запада эти темы составляют застольные беседы, в лучшем случае, постановления, которые никем не соблюдаются. В Нашей Общине эти наименования не произносятся, но ежечасно применяются в жизни.

Могут ли названные понятия применяться в жизни городов? Только что мы говорили об отсутствии наблюдательности, при котором диагноз невозможен. Мы говорили об отсутствии терпения, значит, анализ невозможен. Отсутствие мужественной твердости исключает контроль. Ложь и лицемерие не допустят кооперации. Страх затемнит всякий прогноз. Останется расставить самые длинные столы и хором повторять полупонятные слова.

Надо гниющим городам оставить эту привилегию обезьянства; кстати, эти горожане стали прививать себе обезьяньи железы. Именно, каждый получает по достоинству. Никто не сказал им о более целесообразном способе восстановления сил, когда больного помещают в длительную ванну и подвергают переменному току и известному составу минеральной воды, сопровождая лечение определенным внушением.

Рациональные способы обнаружатся, когда община примет сознательный характер, и ничто от обезьян не будет заимствовано.

Когда знамя общины развернется, как осознание необходимости, тогда жизнь окрылится в действии каждого дня. Пока кто-то думает, что община есть опыт, до тех пор община будет находиться в банке алхимика. Только твердое осознание исторической необходимости введет общину в жизнь.

Думайте, думайте сурово о непреложности общины. Из суровости — лучшая радость.

Развитие наблюдательности позволит обратить внимание на окружающие условия. Если стены вашей комнаты покрыть мышьяковым веществом, или серными препаратами, или смолою, или ртутью, или мускусом, то всякий поймет, что такие покрытия повлияют на состояние организма, — это грубый пример.

Но теперь спросите ваших биохимиков и технологов, как влияет материал жилищ на физическую и психическую основу? Какая разница между домом из кирпича или из базальта, или между домом из гранита или из мрамора, между железным и деревянным, между дубовым и сосновым? Каким организмам отвечает постель железная и каким деревянная? Кому нужен шерстяной ковер или деревянный пол? Во многих условиях технология будет несведуща, как в пещерные времена. Между тем, кто не согласится с тем, что древесина и минералы имеют важное лечебное значение? Значит, существенный анализ остановился за отсутствием наблюдательности. Пытливость пошла по руслу обычности, и для чрезмерных наблюдателей где-то уже готов костер. Поверьте, дух инквизиции еще не очень далек, разница в одеждах и в способах искоренения новых исканий.

Учитель Миларепа часто беседовал с животными. Около его уединения гнездились пчелы, созидали города муравьи, залетали попугаи, и обезьяна садилась подобно учителю. Учитель сказал муравьям: «Пахари и создатели, никто вас не знает, но вы возводите высокие общины». Сказал пчелам: «Собираете мед знания и образов лучших, никто не прервет сладкий труд ваш». Заметил попугаю: «По крику твоему вижу, что собрался быть судьей или проповедником». И погрозил резвой обезьяне: «Ты разрушил муравьиные строения и похитил чужой мед. Может быть, решился стать узурпатором?»

Кто же, как не узурпаторы присваивают чужой труд и случайно пятою сокрушают строения? Много веков прошло со времен учителя Миларепы, но узурпаторы по-прежнему живут психологией обезьян. В основании такого прозябания лежит ужасная безответственность.

Что же лежит в основании безответственности? Конечно, то же самое невежество и страх будущего. Никакое наказание, никакое ограничение не исправит невежества.

Большие и малые узурпаторы, вам нужно учиться, чтоб познать целебность меда и муравьиного пота. Кажется, эта мысль достаточно древняя, но некоторые суставы человеческого сознания так заржавели, что десятки веков не могут повернуть их.

За сладкими яствами будете говорить о прогнозе, но звезды за окном меньше привлекут внимание, нежели мотылек у свечи.

Рушите негодное, где бы оно не укрывалось. Раскрывайте невежество под любой личиной. Мир делится по качеству сознания, и степень невежества есть мерило. Конечно, вы знаете, что невежество не излечивается перелистыванием книг, но синтезом вмещения.

Посещая ваши страны, Я замечал, что там очень боятся слова контроль. Но, между тем, именно у Нас это понятие легко вмещено. Рука, знающая свое дело, не боится поделиться со своим другом. Значит, нужны доброжелательность и знание, тогда можно легко думать, что психомеханика может осуществить контроль любого тайного действия.

Уже можно видеть через стены, уже можно запечатлеть все звуки и мысли. Для тайны нужна необычайная мужественность сознания. Достичь ее невозможно без длительной подготовки. Достичь равновесия условий возможно лишь поднятием качества работы. Тогда каждый может применить самоконтроль. Тогда каждый может спросить постороннего контролера — покажи сам, как лучше. Добровольный контролер должен сам уметь работать совершеннее. Потому у Нас установлено, что каждое замечание должно быть основано на лучшем знании. Эта опытность создает убедительность, которая распространяется далеко.

Вы сами знаете, что значат поручения. Достоверность дает мощь, достоверность не убоится. Следуя за достоверностью, можно быть уверенным в своевременности решения и в щедрости способов.

Плох водитель, применивший план лишь ко дню или к ночи. Не можете идти уверенно, думая о скудости вождя. Ручательство может быть проверено, ибо не боится контроля община. Нужное решение проходит не падением во мраке, но в улыбке ожидания, независимо от облика.

В знании конец страха.

Запишите о психической заразе. Тема старая, но до сих пор не примененная в жизни. По-прежнему люди даже чрезмерно боятся заразы физической, забывая главный канал всех зараз. Неужели можно убивать, проклинать, неистовствовать без пространственных наслоений? Все отлагается явно и тяжко, создавая над местом события пелену наподобие губительных газов. Можно ли ожидать, чтоб ядовитые излучения злобной энергии рассеивались? Наоборот, они будут сгущаться и давить прану. Никогда не селитесь на кровавых местах.

Новые дела должны быть на новом месте.

Явления должны быть принимаемы в полной реальности. Для материалистов это условие особо обязательно. Но именно материалисты более других подкрашивают разнородные явления в свой цвет, тем самым затрудняя эволюционный процесс. Мы, как опытные Строители-реалисты можем видеть вред нетерпимости, основанной на грубейшем незнании. Где же реальность, когда мышление стеснено, вместо тысячи знаков знает лишь пять! Утверждение становится искажением, если заранее скован стереотип условностей. Улыбка знания опрокидывает шлюзы намеренных заграждений. Строитель не может фантазировать о почве под зданием. Такое положение тем более преступно, что материальное воззрение дает самые неограниченные, законные возможности.

Фетишизм по существу своему ограничен. Но именно материя уявляет победу при понимании свободы. Реалисты должны быть свободными, иначе свет реализма погрузится во тьму фетишизма. Прозрение природы духа материи, как сияющий венец человечества, создает камень жизни.

Спешите сбросить рухлядь!

Спросят: как вы заботитесь об основанных общинах?

Возьмем самую молодую. Что можно сказать к годовщине? Никто не отступил, но общие последствия слабы. Кооперация скачками мешает понимать соизмеримость. Пылинка занимает внимание больше скалы. Заметно местничество потому лучше избирать временного председателя. Хуже с привлечением новых. Не найдены слова об Учении, и нет защиты от поношения. Открывать можно стучащим, но меч духа должен быть всегда заострен. Жаль упущенных сотрудников. Нужно вработаться плотнее, иначе будете отдалять сроки.

Рад бы вызвать ближе, дайте повод. Рука Моя с вами в каждом отважном действии.

В недавнем прошлом по плану Моего Друга Мы часто посещали западные города. При этом, конечно, были встречи со случайными лицами, которые о Нас что-то подозревали. Самые настойчивые запросы обращались к Нам — о приемах психомеханики и требования самых точных биохимических формул. И при этом с самомнительностью Запада эти люди никогда не заботились о своем сознании и не пытались узнать, обладают ли они соответствующими физическими качествами?

Грустно понимать эту назойливость без каких бы то ни было общественных стремлений. Как пещерный человек с дубинкой торопился обобрать цветные ракушки в свою нераздельную собственность, так и эти жители каменных палат пытались присвоить себе чуждые им качества. Пещерник все-таки украшался ракушками, но современные умники унижали знание в послеобеденном кейфе — было зрелище постыдного легкомыслия.

У Нас по плану Моего Друга было достаточно терпения, чтоб тратить время даже на переписку. Но никого нельзя было привлечь к созидательной работе.

Тот меньше всего заботится о своем сознании, кто может поместить его в маленьком кошельке с медными монетами. Можно ли забыть о состоянии сознания, когда прикасаемся к тончайшей энергии? Именно Мы не игнорируем методов западной науки, но полагаем в основу психическую энергию. Придя к выводу, что психическая энергия равно нужна как Нам, так и опытным процессам, Мы, прежде всего, заботимся о создании благоприятных условий для накопления этой энергии.

Желающий пахать должен иметь свой плуг. Желающий достигать должен понять свой доспех. Люди Запада заслонили сознание самыми тяжкими мыслями, но радость познания стала почти неприличной. Радость познания должна стать преимуществом Нового Мира.

Могут спросить: как же в Вашей Общине отведено не малое место старинным постройкам и книгам? Почему эта старина не влияет на устремленность в будущее? Две причины: первая — устремленное сознание не оглядывается; вторая — постройки создавались и предметы собирались только для движения в будущее. Наслоение устремления в будущее наполняет все существование Общины. Тонет в потоке устремления все притяжение предметов. Столбы базальта не вызывают прошлых событий, но прочностью своей подтверждают пригодность для будущего. Книги не уносят мысль в прошлое, но свидетельствуют лишь опыт для будущего. Перенесение всего сознания в будущее может утвердить существование Общины.

Не устану твердить, что Община должна быть принята сознанием. Никакие внешние показания Нас не убеждают. Необходимо такое качество сознания, которое во сне и наяву скажет одно, ибо другое решение, даже в виде шутки, не вхоже.

Будущее человечества, будущее Космоса — есть ли что-либо более священное?! Но эта ликующая священность не в золоченной ограде, но в стреле устремления, в острие ромба, который сдвинул законченность квадрата в будущее.

Среди аэролитов есть один металл Морий, обладающий свойством конденсировать электрическую энергию. Обладание этим металлом дает возможность получить сильные вспышки искр и даже пламя. Это насыщенное пламя должно светить в сознании, укрепляясь и разгораясь. Покупные огни иллюминаций не нужны. Лучше малочисленность, нежели ложь именем будущего человечества.

 
bugfixer invisible agent